Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Assuming direct control!

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:53 

Часть 3. Глава 1. Общий совет. Назначение. Прощание.

- Наташа, ты не особенно занята? – Ария ужом скользнула в закрывающуюся дверь, вслед за уткнувшейся в планшет Шепард.
- Пока нет, заходи… СУЗИ, через полчаса всех – в зал совещаний.
- Принято.
Шепард опустилась в кресло, отложила планшет и подняла взгляд на азари.
- Да я на минутку. – Ария уселась на край стола, скрестив обтянутые бриджами мускулистые ноги. – Хочу спросить – как ты думаешь, почему Аленко-второй так от меня шарахается? Я честно пытаюсь не приставать к нему, хотя, сама понимаешь…
Шепард понимала прекрасно. Т’Лоак весьма недоверчиво отнеслась к появлению «переселенцев» из предыдущей фазы, но сразу же пообещала не давить на них и не требовать выложить всё и сразу о ситуации на «тамошней» Омеге, пусть это и представляло огромный интерес для Королевы Пиратов.
Кайден же, шокированный новостью об отношениях покойного двойника с одиозной азари, ушёл в глухую несознанку и проводил день за днём то в тренажёрном зале, то в ангаре, помогая Гаррусу с калибровкой (зачастую после этой помощи приходилось исправлять все настройки), а при виде Арии стремился слиться с окружающей средой. Нечего и говорить, как это нервировало Т’Лоак.
- Ару, он тебя стесняется. Пусть осознает, что ты не собираешься на него набрасываться сразу и с разбегу, а потом, может быть…
- Забавно. – Усмехнулась та. – Знаешь, что? Тот, настоящий, Аленко устраивал меня тем, что не пытался выглядеть крутым мачо, завалившим саму Королеву Омеги. Он просто был, и… если честно, рядом с ним я ощущала себя настоящим мужиком.
Поразмыслив, Шепард кивнула. Да, спокойный и неконфликтный (как правило), прекрасный исполнитель, но никакой командир, Кайден был при Арии чем-то вроде правой руки. Совет прекрасно знал, что второй Спектр человеческой расы имеет связь с Т’Лоак, но, опять же, за счёт его покладистости и верности принесённой однажды присяге, никто не волновался – а не пошлёт ли майор однажды к чертям Советников, Цитадель и галактику, соблазнившись полной приключений жизнью на Омеге.
А этот Кайден, бывший правой рукой Шепард – той, другой Шепард – успел за годы галактической войны обзавестись стальным внутренним стержнем. Глядя на то, как ожесточённо он мучает беговую дорожку и прочие тренажёры, как упорно пытается разобраться в технических премудростях под руководством Гарруса, Наташа не узнавала своего первого в жизни напарника. Ну, вроде как первого. Память подсказывала именно так.
- Зато этот – сам настоящий мужик, упёртый, как стадо баранов. Кажется, вы друг друга стоите. Кстати, Ару, разве тебе не нужно возвращаться на Омегу? Я-то думала, что, пока мы торчали во льдах, тебя уже и след простыл…
- Разве я откажусь от забавной истории о твоих приключениях? – Т’Лоак передёрнула плечами. – Вернусь, конечно. Знаешь, то, что здесь всё как бы не взаправду… даёт определённую свободу действий. Если даже Джек – наша Джек, подумать только, та самая девчонка, которая как-то разнесла мне половину «Послежизни» - теперь замужняя дамочка…
- Призрак с ней ещё намучается. – Предрекла Шепард с немного натянутой улыбкой.
- Бесспорно. Но он это заслужил, хотя бы потому, что знал обо всём давным-давно и загадочно молчал, дескать, сами разбирайтесь, жалкие нелюди и не менее жалкие людишки.
Ария без особого интереса взглянула на стопку каталогов новейших видов оружия.
- Так что за совещание? Мне стоит на нём присутствовать, или?..
- Ничего особенного. Расскажу всем о своей отставке. – Небрежным тоном сообщила Наташа. – И о новых назначениях. Куда уж дальше тянуть, вечером вылет.
- Ах, вот как…
Азари была одной из немногих, кто был в курсе ближайших планов капитана… вернее, уже экс-капитана «Нормандии». Нельзя сказать, чтобы Ария их безоговорочно одобряла, но, в конце концов, Наташа уже взрослая женщина и сама в состоянии решить, что будет лучше. Советовать кому-то что-то Т’Лоак перестала сразу после смерти дочери. Её советы не уберегли Лизелль, так разве можно на них положиться?
- Пожалуй, я буду. – Решила она. Хочу посмотреть, как отреагируют остальные на новость о смене руководства.

***
В зале совещаний редко собирались все, кто обитал с некоторых пор на Земле-2. Обычно на летучках присутствовали либо ближайшие доверенные лица Шепард, к неудовольствию остальных, либо кто-то, вызванный с определённой целью.
А сейчас Шепард сверялась со списком, не доверяя собственной памяти. Предвестник, Гаррус, Явик, Ферон, Лиара, Кэл’Ригар, Ориана, Мэлон, Карин, Ария, Джеймс, Тейн, Кей, Кайден, Джокер, Касуми, Грассия, Сарен (к общему изумлению, он уже поджидал их по возвращении с Кируса-8), Легион. Виртуально – СУЗИ и Кай Ленг. По голо-связи – Андерсон и Витор’Нара. Все. Никого не забыли.
- Итак. – Традиционно начала Шепард, прочистив горло. – Друзья и любимые враги (Сарен усмехнулся), у меня для вас есть несколько новостей. Первая, и самая главная: моё прошение об отставке Альянс счёл возможным удовлетворить. Отныне я больше не являюсь капитаном «Нормандии».
Разумеется, поднялся шум. Каждый торопился высказаться громче всех, от Веги с его «Лола, ты офигела?!» до Легиона, флегматично изрёкшего: «Шепард-капитан теперь станет Шепард-друг». Глаза у Лиары и Касуми вылезли на лоб.
- Спонтанное решение. Вероятность ошибки. Вы всё взвесили? – выразил общую идею Мэлон. – Нехорошо. Война скоро начнётся.
Ни Гаррус, ни Явик не сказали ни слова, но выражения их лиц и так всё прекрасно демонстрировали. Кей вскочила со своего места, но Тейн мягко усадил её… нет, не обратно, а к себе на колени.
«Так-так, кажется, эти двое нашли общий язык, хотя дрелл… хотя кто бы говорил…»
- Позвольте объяснить. – голо-изображение Андерсона пошло рябью. – Шепард перенаправляется на задание с высоким приоритетом важности. Совет настоял на том, чтобы во время выполнения этого задания Спектр Шепард была подотчётна только ему. К сожалению, мы…
- …не можем пока заткнуть этих высокомерных ушлёпков? – закончил Джеймс за адмирала, чем вызвал мрачные усмешки со всех сторон.
Андерсон сдержанно кивнул:
- Общая мысль высказана верно, боец. Ладно, это только первая новость, так что замолчали и слушаем Шепард дальше.
- Спасибо, Андерсон. – Наташа обвела присутствующих взглядом. Как вы поняли, моя отставка является временной. Но «Нормандия» не должна остаться без капитана, а потому эту должность Альянс перепоручает майору Кайдену Аленко. Приказ о его назначении уже подписан.
На этот раз шума было куда меньше – только удивлённые перешёптывания, да неприкрытое изумление в глазах самого Кайдена. Он никак не ожидал, что, при всех трениях с командой, доходящих зачастую до вульгарного мордобоя, капитаном будет выбран именно он.
Откуда ему было знать, что перед направлением прошения об отставке Шепард почти полночи расспрашивала Тейна и Кей и том, каковы лидерские качества майора, насколько быстро он реагирует на угрозы со стороны и не мешают ли эффективности его личные качества…
- Кайден, послушай. – Обратилась она к оглушённому новостью майору. – Ты – единственный из людей Альянса в этом помещении, кто участвовал в настоящей войне. Чёрт возьми, майор, ты сам это прекрасно знаешь, и потому до сих пор считал «Нормандию» цирком непуганых идиотов, так?
Аленко что-то буркнул, отводя взгляд, но Шепард подошла к нему и заставила смотреть себе в глаза испытанным средством – попросту повернула майорскую голову к себе.
- Так вот, Кайден, тебе представилась возможность за время моего отсутствия натаскать экипаж так, как ты считаешь нужным. Альянс выдаст любые прототипы, любое оружие – только подготовь список. Сделай так, чтобы мы выиграли войну, Аленко. Встань на защиту моего мира… пока я буду защищать твой. – Тихо закончила она.
Кайден поднялся и отсалютовал сначала Шепард, потом голограмме Андерсона:
- Так точно, Шепард. Это честь для меня, сэр.
Шепард вернулась на своё место и заговорила вновь, обращаясь ко всем:
- Я надеюсь на вашу лояльность по отношению к капитану Аленко. А теперь… Витор, выводи слайды на проектор.
Кварианец встрепенулся, как делал всегда, когда к нему обращались, но сразу же взял себя в руки и начал нажимать на кнопки своего уни. Экран потемнел, и изображение Витора сменилось многослойными чертежами, картами и расчётами.
- Это траектория полёта. – отрывисто пояснял Витор каждый слайд. – Вот здесь – расчётная точка выхода. С многоядерными щитами проблем возникнуть не должно. Вот расположение базы Коллекционеров…
- Что? Ты отправляешься через ретранслятор… - Гаррус аж заикаться начал, - …Омега-4?! Зачем?!
- Не я. Вернее, не только я. – Шепард жестом попросила тишины. – Со мной отправляются Предвестник, Вакариан, Легион, Мэлон, Ферон и Явик. Нам предстоит пройти ретранслятор Омега-4 и форсировать базу Коллекционеров, чтобы выйти к Нулевому ретранслятору.
- Ну вот… такое веселье, и без меня. – Расстроенно протянул Вега. – А что ещё за Нулевой ретранслятор, и куда вы все через него намылились?
- В сказку, Джеймс. – Хмыкнула Шепард. – В сказку. Вопросы есть?
Все пришибленно молчали. Разумеется, и Лиара, и Кей прекрасно поняли, почему Наташа не взяла в команду их двоих. Разумеется, было ясно, почему выбор пал, в основном, на нелюдей.
- Кей, на тебе – набор и подготовка фантомов. Вернусь – устрою им экзамен с пристрастием.
- Ну ладно. – Исподлобья взглянула на сестру девушка.
- Артериус, Лиара, продолжайте отслеживать использование имплантов «Декстро». Это ваша часть работы.
Т’Сони хмуро кивнула, обменявшись выразительным взглядом с «воскресшим» турианцем. Эти двое либо убьют друг друга, либо сработаются, и более вероятным было первое – но, похоже, иных кандидатур просто нет.
- Витор, ты поможешь нам с обеспечением шифрованных каналов связи?
- А… я? Да-да. И Тали. Тоже поможет. – Зачастил кварианец. Шепард вздохнула: она сомневалась насчёт того, что подруга станет принимать участие в авантюре под названием «Вылазка чёрт знает куда по невнятным координатам и на одном энтузиазме».
- Спасибо. А вылет… вылет сегодня вечером. В семь тридцать жду вас у взлётно-посадочной полосы.
К общему удивлению, мирно продремавшая на краешке стола Ориана (ей-то не придётся менять род занятий в любом случае) подала голос:
- Наташа, а на чём вы полетите, если «Нормандия» остаётся на капитана Аленко, в «Эреб» вы не поместитесь при всём желании, а остальные наши шаттлы и того меньше размером? Или ты уже зафрахтовала корабль?
Явик, мгновенно сообразивший, что к чему, полиловел и резко повернулся к Шепард. Мгновением позже до Гарруса тоже дошло, что ответит экс-капитан, и турианец придушенно застонал.
- Мы отправимся в суперструктуре. – Пожала плечами Шепард.
- Так я и знал! Самое интересное – и без меня… - Джеймс расстроился ещё сильнее.
- Шепард, я не полечу! – заорал протеанин, вскакивая. – Ты издеваешься?! Мне – мне! – лететь внутри ублюдочного Жнеца, пусть и с мозгами твоего приятеля?! Да ещё и в компании кош… эээ, кошмарных личностей? Я не полечу, Шепард, так и запомни!
В наступившей тишине громко прозвучал серебристый голосок Лиары:
- Наташа, тогда возьми меня вместо него. Я не боюсь ни Кай Ленга, ни вашей компании.
Явик испепеляюще зыркнул на азари всеми четырьмя глазами и пробурчал:
- Ладно. Только ради того, чтобы эта примитивная не рвалась оставить своего приятеля вдовцом ещё до свадьбы. Не вздумай решить, что мне их жалко, просто не хочу быть виноватым.
- Совещание окончено. – Вздохнула Шепард.
***
Ровно в восемь вечера суперструктура Жнеца оторвалась от поверхности стыковочного квадрата и медленно поднялась в воздух – медленно потому, что столпившиеся внизу люди и нелюди подпрыгивали, размахивали руками и орали что-то напутственно-утешительное.
Может быть, из полёта к Нулевому ретранслятору вернутся не все.
Может быть, не все смогут их встретить.
Остаток дня прошёл в сборах, объятиях, истериках женской части команды, скупых заверениях «обязательно вернуться», но до сих пор оставалось ощущение, что сказали друг другу далеко не всё, не всё запихали в рюкзаки, не все обменялись адресами в экстранете…
Некоторым по-прежнему казалось, что это всего лишь занятное приключение, что всё понарошку, и ничего страшного не будет – пережили ведь Жатву, правда? Пережили.
А те, кто осознавал, что это первое в их жизни испытание, и второго шанса не будет, и прав Аленко, первым делом заявивший: «Ну, теперь всё будет по-взрослому, ребята», - те прощались навсегда. Чтобы потом с радостью осознать, что «навсегда» не случилось. Или, если совсем не повезёт, не терзаться мыслями о том, что кто-то где-то будет напрасно ждать, до боли в глазах вглядываясь в небо.
«Присматривай за ними, капитан. Я в тебя верю», отстучала последнее сообщение Шепард, стоя у масс-реактора.
«Есть, мэм. Береги себя», ответил Кайден и в последний раз махнул рукой.
Темнеющее небо поглотило тех, кто уходил. И те, кто оставался, понуро поплелись обратно в жилой комплекс.

18:54 

Часть 3. Глава 2. А в это время за ретранслятором... Флэшбэки. Странное предположение

- Получены новые данные. - голос Ответственного Секретаря Шейры слегка вибрировал. - К Нулевому ретранслятору направляется стандартная суперструктура класса А-30. В её пределах зафиксированы волновые проявления.

В зале заседаний было абсолютно тихо. Ни случайного шарканья ног по каменному полу, ни покашливания, ни шёпота соседу на ухо. Идеальное спокойствие и идеальное внимание, что, кажется, достигается только сотнями лет тренировки. Впрочем, когда с самого момента спецификации личности приходится следовать единому для всех Регламенту... волей-неволей станешь вести себя идеально.

- Следящая станция 854 рассчитывает время прохождения суперструктурой ретранслятора. Дополнительные данные будут направлены Комиссии позже.

Председатель Мэйлан обозначил лёгкий кивок, и Шейра опустилась на своё место.

- Комиссар Айрэ, доложите последние обновления информационной базы подотчётного вам вопроса.

Айрэ тут же вскочила и поспешила расправить плечи, безуспешно пытаясь придать себе серьёзный и умудрённый вид.

- Уважаемые члены Комиссии, с вашего разрешения - докладываю...

Всё, как обычно, всё, как всегда... Председатель опустил взгляд на свою текстовую панель, и удивлённо приподнял бровь: в рамке приватного обмена сообщениями мигало послание от Шейры.

"Он решил вернуться и притащить сюда всех этих... животных. Мэй, ты должен отдать приказ о временной деактивации ретранслятора. Разводить зоопарк в столице - недопустимо".

"Шейра, успокойся. Мы должны выслушать все доводы и принять обоснованное решение, руководствуясь не только примитивнстью наблюдаемых существ. Что-то ведь он в них разглядел такого?"

"Как и ты когда-то". - Секретарь фыркнула, не оборачиваясь. "Модулятор от демодулятора..."

"Не забывайся, Шейра! Твоё нынешнее положение не даёт тебе права прикасаться к моему прошлому. Разговор окончен".

"Ну вот сам и встречай своё прошлое, дорогой". - издевательски мигнули буквы, и приватная рамка растаяла.

Мэйлан утомлённо прикрыл глаза. Шейра всегда была слишком импульсивной, что недопустимо для её статуса, и что тяжело в личном отношении. К сожалению, её родственники входили в Иерархию, занимая там не совсем уж низшие посты, и...

И понятно, что это означает.

"Сын, ну ты и нашёл время для возвращения. Права Шейра, модулятор от демодулятора... А, будем решать по ситуации. по ситуации".

Любимая формулировка успокоила Председателя, и он постарался понять, что же докладывает Айрэ о ситауции в подконтрольном ей секторе курирования.

***

"Есть ли у этой платформы душа?"

Это было единственное, что выдали когда-то перегруженные связи перед критическим замыканием сигнальных цепей. Шепард-капитан что-то кричала, громко и отчаянно, и, кажется, по её щекам катились капли воды... странно, ведт на Раннохе не было дождя.

"Есть ли у этой платформы душа?"

"Есть". - и незнакомая энергетическая сеть оттягивает часть данных, перегрузивших платформу. "У вас всех есть душа".

***

- Где... я... ошибся?... - кровь, булькающая в горле, мешала говорить, и Сарен попытался перевернуться на менее травмированный бок. Хотя "менее травмированный" - это слишком смело сказано... ощущения были такие, словно на него упала вся Цитадель сразу.

"Властелин" не слишком бережно обошёлся с индоктринированным телом. Хотя, с чего бы ожидать иного отношения? Сам сдал свои мозги в пользование синтету, сам за это и расплачивайся.

- Если бы я мог... - Сарен закашлялся. - Исправить что-то из того... что сделал...

Но Шепард, разумеется, уже удалилась, подволакивая ногу и сгибаясь почти пополам. Слушать монолог "раскаявшийся Артериус перед смертью пафосно признаётся в собственной дурости" было уже некому. А надеяться, что кто-то добрый вытащит умирающего турианца из-под завалов, было бы слишком глупо.

"Если ты хочешь - давай исправлять".

Сарен недоверчиво забарахтался, пытаясь определить источник звука, если это точно был звук.

***

- Жаль, что ты не можешь взглянуть на всё моими глазами, Шепард! - прокричал Призрак вслед поднимающейся платформе. - Ты бы увидела!...

Он распластался на полу, прижавшись щекой к тёплому пластику. Как-то смешно всё заканчивается, слишком смешно... слишком неправильно для того, чтобы быть правдой...

- Жаль, что ты не можешь взглянуть на всё моими глазами. - позади послышались шаги. - Ты бы - увидел.

Даже если это предсмертный бред - терять было нечего. Джек Харпер усмехнулся, сплюнув сгусток крови.

- Попробуй мне показать.

***

- Но зачем это всё? - Явик отступил на шаг, машинально вытирая ладонь о штаны. - Если вы такие высокоразвитые, и на нас, примитивных, вам плевать, если смысл только в остановке развития на пограничном этапе, то не проще ли было быть, как все?

- Я могу объяснить это с точки зрения людей. - поддержал протеанина Ферон. - Но я не понимаю, как можно принадлежать к расе почти всемогущих существ, и при этом предпочесть нормальному существованию среди них... вот это?

Они, уже традиционно, собрались в самом крупном и самом свободном отсеке, оставив Легиона "на страже" у спального помещения Шепард. Единственная женщина на борту угомонилась полчаса назад, заявив, что, так и быть, влажную уборку провелёт завтра, а пока всем придётся удовлетвориться смахиванием пыли с горизонтальных поверхностей.

- Вакариан, ты можешь назвать преимущества суперструктур Жнецов по сравнению с остальными формами жизни? - Предвестник покосился на ворчащего Явика.

- Это и я могу. - раздался голос Кай Ленга. - Вернее, одно преимущество, но оно подразумевает и все остальные сразу. Свобода.

- Верно. Свобода... это именно то, чего нет за Нулевым ретранслятором. Принцип "неограниченные возможности - все возможные ограничения" в действии.

- Но это обосновано. - вставил Мэлон. - Любая ошибка масштабнее и страшнее. Исправлять дольше и сложнее. Как сейчас.

Предвестник покачал головой:

- Это была не моя ошибка. Это ошибка Катализатора и тех, кто его программировал. Уничтожение суперструктур не должно было уничтожить ни остальных синтетических существ, ни остававшиеся в данной фазе волновые структуры.

- То есть, - Мэлон заинтересованно встрепенулся, - в других наблюдаемых фазах работает нормально. У других кураторов. Только суперструктуры.

- Да.

- После этого случаи были? - саларианин, похоже, не на шутку заинтересовался.

- Нет. Остальные наблюдаемые фазы развиваются гораздо медленнее. Катализатор использовался только здесь.

Мэлон прищёлкнул пальцами:

- Вирус. Сбой в программе. Намеренный.

Потягивающий декстро-сок из высокого стакана Гаррус пробормотал:

- Это всё объясняет...

- Нет, мы... я тоже думал об этом. Комиссия не допустила бы намеренного саботажа, к тому же, за предумышленное убийство любого из джан'эль виновного ждёт... финализация. Это всего лишь непредусмотренный сбой программы, повлёкший за собой катастрофические последствия.

Явик громко прокашлялся.

- Позвольте примитивному мне вставить слово, раз уж я не могу пойти и примитивно выброситься в шлюз от собственной примитивности?

Все уже привыкли к язвительным выпадам протеанина, который никак не мог принять вновь открывшиеся обстоятельста. Как же - его расу тоже "доводили". Как же - их совершенство было "катализировано" свыше.

- ПОЗВОЛЯЕМ. ТЫ МОЖЕШЬ ГОВОРИТЬ, ПРИМИТИВНЫЙ.

- Ленг, твою мать! - Ферон, подскочив, расплескал свой кофе. - Ну тебя с твоими приколами...

- Что, бывший человек, больше нечем поиграться? - огрызнулся Явик. - Смотри, я знаю, как отключать масс-поле... Так вот, если вы ещё настроены слушать разумные гипотезы, я склонен считать случившееся в начальной фазе спланированным покушением с целью убрать одну слишком несовершенную кошку с одной очень совершенной планеты. Мелодраматично, как раз в стиле примитивных.

- Мяяу?

Теперь настала очередь четырёхглазого подпрыгивать и таращиться на угод одной из консолей, из-за которого высунулась чёрная усатая мордочка.

- Это... что? - сипло выдавил Явик.

- По-моему, это кошка. - Ферон поставил чашку на пол и позвал: - Кис-кис... иди сюда...

Зверушка прищурила жёлтые глаза, поразмыслила немного и скрылась в коридоре. Мэлон, бросив взгляд на обалдевшего протеанина, хихикнул, заслонившись своим уни.

- Китти, иди к Лего на ручки... - после этой фразы, донёсшейся снаружи, обалдели уже все.

- Гет с кошкой на руках. Нет, я НЕ ХОЧУ этого видеть. - простонал Гаррус, давясь хохотом.

- Счастивый. - хмуро отозвался Кай Ленг. - Я вот не могу НЕ ВИДЕТЬ этого. Так же, как не могу не видеть твоё пушистое нижнее бельё, Вакариан.

Гаррус недовольно дёрнул мандибулами.

- Зато оно тёплое! - под общий смех заявил он. - А что прикажешь надевать, когда в моём спальном отсеке расположен филиал Новерии?

- Например, просто сказать? Мне, знаешь ли, несложно подогреть пол и стены, но, пока ты не скажешь - откуда мне знать, что стоит на это тратить энергию?

- А по морде?

- А в шлюз?

- Эй, это МОЯ реплика! - возмутился Явик, чем вызвал очередной приступ смеха у всех присутствующих.

Ну, почти что у всех.

"...есть ли в их предположении смысл?..."

18:55 

Часть 3. Глава 3. Преследование. Прошли!

Двое суток полёта от Земли-2 к ретранслятору Омега-4. Нет, это могло бы занять и меньше времени, если бы не приказ Совета максимально запутать следы. К удивлению Шепард, "недалёкие ушлёпки", как презрительно называла их за глаза команда "нормандии" всё это время, сразу и в полном мере поверили в рассказ первого человеческого Спектра. И даже обещали закрыть глаза на подбор спутников, словно догадываясь, что представителями органических рас дело не ограничится.

Единственный недостаток комфортабельного (на удивление) путешествия внутри суперструктуры - это скука. Уже в полудню второго дня все члены отряда шатались по коридорам и отсекам в надежде обнаружить какое-нибудь интересное занятие, которое "вот прямо ожидает нас с нетерпением" - именно так выразился Ферон. но поиски были тщетны, и, в конце концов, все потихоньку подтянулись в "кают-компанию".

- Легион, откуда ты взял кошку? - с вялым интересом спросил Гаррус у гета, пристроившегося рядом с консолью текстовой связи. Чернушка, как окрестила животинку Шепард, разлеглась у хозяина на плечах и негромко мурлыкала.

- Платформа с ответственностью подошла к изучению происхождения расы джан'эль. Платформа получила на Цитадели наглядное пособие с сигнатурой "Китти". - Важно ответил гет.

Шепард почесала "наглядное пособие" за ухом, отчего сидящий в дальнем углу Явик закатил глаза. Протеанин по неизвестным причинам шарахался от кошки так, словно она могла испепелить его на месте случайным прикосновением.

В помещение заглянул Мэлон, и, просияв при виде присутствующих, проговорил:

- Закончил изучение. Анализы готовы. Все практически здоровы. Подготовил витамины. Можете подойти и забрать.

В самом начале полёта саларианин буквально заставил всех сдать почти по десятку различных анализов, чтобы определить, нужно ли кому-то медицинское вмешательство до прохождения Нулевого ретранслятора. Поскольку никто не мог представить, что ожидает их на той стороне (а кто мог, тот молчал), это было довольно актуально.

- Также проявил снимки. Шепард, твоя нога срослась удовлетворительно. Я рекомендовал бы больше не падать с большой высоты. Коммандер, Явик, ваши зубы...

- Неужели обязательно всем знать, что у меня с зубами?! - возмутился четырёхглазый, в недобрый момент вспомнив "весёлые картинки" с Шепард и прикладной стоматологией. Мэлон покладисто кивнул.

- Хорошо. Потом. Что касается руки... - он перевёл взгляд на Предвестника. - Пока не понял. Где какие кости. Слишком много смещений. Возможно, придётся раскрывать и складывать снова.

- Я могу помочь! - Явик даже о зубах сразу забыл. - Всегда мечтал что-нибудь сломать... какому-нибудь Жнецу...

"Ну и куда таких на войну? Непуганые идиоты..." - горько подумала Шепард. Вроде бы разумные, взрослые, здравомыслящие существа, но... Да и она сама не лучше. И прав был Кайден Аленко, ох, как он был прав. Они летят в неизвестность, и при этом умудряются шутить и подкалывать друг друга.

"А что ещё делать остаётся?" - возразил было внутренний голос, но пятиминутку шизофрении пришлось срочно прервать: суперструктуру тряхнуло, да так, что поглощающий бутерброд Гаррус прикусил язык.

- Что там, Кай? - Шепард вскочила на ноги, перепугав кошку, сразу же шмыгнувшую под консоль.

Голос Ленга звучал не слишком уверенно.

- Пытаюсь определить. Похоже на Жнеца, но пока не уверен...

- С вами, примитивными, одни неприятности. - хлопнул себя по лбу Явик. - Я говорил, что это плохая идея - отправляться куда-то внутри гигантской железной креветки...

Предвестник к чему-то прислушался и посоветовал:

- Переключись на круговой обзор. В базе данных есть сигнатуры всех уцелевших гиперструктур, проверь сходство. И не стоит впадать в панику.

- Да нет, - медленно проговорил Кай Ленг, - стоит. Это не Жнец. Не совсем. Это Аднит.

- Так, я к накопительной камере! - метнулся в коридор Вакариан.

- Ускоряйся до максимума! - заорала Шепард. - Мы должны оторваться, ретранслятор уже близко! Маневрируй!

- Шепард, ты охренела? - немногим тише крикнул Ферон. - Нас сейчас так стрясёт, что мало не покажется - прикажешь у тебя роды принимать в боевой обстановке?!

- ТИХО ВСЕ. ВИЖУ РЕТРАНСЛЯТОР. ПОПРОБУЮ ПРОСКОЧИТЬ. ДЕРЖИТЕСЬ.

И тут их тряхнуло ещё раз, пол резко накренился влево. Шепард вцепилась обеими руками в Легиона, выпустившего магнитные защёлки и надёжно прикрепившегося к стенной панели. Ферон схватился за один из проводов, Предвестник последовал его примеру.

А вот Явик не ожидал, как ни странно, резкой встряски, и поехал куда-то вниз со всё возрастающим ускорением. при всех своих достоинствах, протеане не умели летать, и потому ему грозило сломать себе пару костей при встрече с противоположной стеной, как назло - именно той, которая щетинилась стеклопластовыми рефракторными системами.

Системы эти представляли собой несколько сотен трёхгранных призм с острыми краями, и почти всегда несли в себе заряд масс-поля. По крайней мере, так объяснялось в "Пособии по управлению суперструктурами", заботливо подсунутому Шепард после её вопроса о том, как и что здесь устроено.

- Эй, ты можешь выровняться? - Шепард изо всех сил цеплялась за гета. - Если да, то самое время...

- СЕЙЧАС. ДВЕ МИНУТЫ ДО ПРОХОЖДЕНИЯ РЕТРАНСЛЯТОРА. ТРЯХНЁТ ЕЩЁ РАЗ, НО НИЧЕГО НЕ ПОДЕЛАЕШЬ.

Кажется, Аднит решила пострелять по движущейся мишени - по крайней мере, объяснить чем-то другим виляние в разные стороны не представлялось возможным. Обещанные "две минуты до ретранслятора" оказались самыми... потрясающими, в прямом смысле, минутами в жизни Наташи. И, наверняка, в жизни остальных - тоже. Только бесстрастные команды Гарруса "Наведение завершено - давай!" и "Вывожу накопитель заряда..." давали надежду на то, что рано или поздно всё закончится.

- ПРИГОТОВЬТЕСЬ. РЕТРАНСЛЯТОР.

- Ну спасибо, что предупредил... - прошипел Явик, чудом избежавший встречи с рефракторами, и теперь взгромоздившийся на один из мониторов. - Нельзя примитивным давать управление такими структурами...

И тут произошло две вещи одновременно.

Во-первых, один из выстрелов Аднит достиг цели. Казалось бы, ничего особенного не произошло, и никак не проявилось внешне, но Наташа откуда-то знала: в хвостовой части суперструктуры появилась неаккуратная борозда с оплавленными краями.

Во-вторых, они прошли ретранслятор Омега-4, и, кажется, остались живы.

- Может, ты уже дашь мне отсюда слезть? - ехидно спросил Явик, и только сейчас Шепард заметила окружающий каждого из них мерцающий барьер.

- ЕСЛИ ТЫ ТАК ПРОСИШЬ, О, СОВЕРШЕННОЕ СОЗДАНИЕ.

Надо сказать, что такое обращение раздражало протеанина ещё больше, чем певучее "Примити-и-ивный", слышимое Явиком каждый раз от Предвестника. По крайней мере, тому хотя бы можно было ответить "Ну что, блоха-а-астый?", после чего они расходились, весьма довольные собой и друг другом.

- Когда-нибудь я тебя точно отключу. - проворчал четырёхглазый, спрыгивая на принявший горизонтальное положение пол. - Все живы, или кто-нибудь успел размозжить голову о двери шлюза? - с надеждой поинтересовался он.

По интеркому послышался голос Гарруса:

- Это было круче, чем на "Нормандии". Люблю по-настоящему большие орудия...

Шепард отлипла от Легиона и неуверенно сделала пару шагов, прислушиваясь к своим ощущениям.

"Мам, да всё в порядке! Девчонки спят, им всё по барабану..." - успокаивающе прозвенело на самом краешке сознания.

- Ну вот и отлично. Мэлон, вы живы? - она помогла подняться саларианину.

- Благодарю, Шепард. Небольшие повреждения. Ушибы. Ничего серьёзного. Разве что пробирка разбилась. Штамм палавенской чумы.

Увидев, как вытянулись лица присутствующих, Мэлон сухенько рассмеялся:

- Шутка. Не стал бы хранить штаммы чумы в пробирках. Всё в герметичных контейнерах.

- Ага, это успокаивает. - пробормотал Ферон, глядя доктору вслед.

- Тише. - Предвестник вздохнул. - Нас заметили. Следящая станция Комиссии.

- И... что это значит? - уточнила Шепард. Нет, она помнила, конечно, что следящие станции расположены в периферических областях каждого из наблюдаемых миров - это было в прочитанных только вчера данных. Но практически всё это пока представлялось слабо.

- Станция будет сопровождать суперструктуру до ретранслятора. Если вход нам разрешат - то ничего и не произойдёт. Если же нет - придётся поманеврировать... я знаю, как обходить системы распознавания.

- Ясно. Снова ничего не известно в точности...


***

Шейра сидела в своём рабочем кабинете и просматривала данные по галактикам Малого Сектора Наблюдения, когда ей принесли последние распечатки по КЗ-4. Просмотрев информацию по диагонали, Секретарь почувствовала, что шерсть на загривке становится дыбом.

"Они прошли Четвёрку! И скоро будут здесь... ну уж нет, я не позволю разрушать наши порядки. Что угодно, только не возвращение, милый мой".

Она набрала комбинацию цифр и отрывисто проговорила:

- Старт операции "Перехват". Приоритет - уничтожение суперструктуры и всех, кто находится на её борту.

Никто не ответил, что было закономерно: персонал следящих станций находился в самом низу Иерархии, и без особого позволения не имел права заговаривать с Ответственным Секретарём.

Но Шейра и так знала, что приказ будет выполнен в полном объёме. А потом... потом всё можно списать на несчастный случай, ведь между Четвёркой и Нулевым так много астероидных полей, что разбиться - проще простого...

18:56 

Часть 3. Глава 4. Сеанс связи. Взрыв.

- Не отстаёт. - констатировал Ферон, наблюдая в обзорные панели за идущим практически с такой же скоростью сферическим "следящим корабликом". - Но и не ускоряется, что лично меня радует.

Гаррус переключил какие-то настройки на энергосхеме, с которой несколько минут назад, не дожидаясь разрешения, содрал маскирующую панель (мотивируя это тем, что так проще работать), соединил пару контактов и буркнул:

- Но и не замедляется. Терпеть не могу такие почётные эскорты - как правило, это заканчивается пальбой из всех бортовых орудий. Куда Шепард запропастилась?

Дрелл слегка обернулся:

- Я тебе так скажу: понятия не имею. Но уходила она с кошкой и Предвестником, это точно.

- Они там, - в дверях нарисовался Явик, - с одной из этих самых, совершенных-идеальных-изначальных беседуют. По голо-связи. Душераздирающее зрелище...

Вакариан тревожно переглянулся с Фероном:

- Надеюсь, наша Шепард не будет особенно высказывать своё недовольство...

Шепард действительно не высказывала недовольства, хотя бы потому, что впервые в жизни видела настоящую человекообразную кошку. Или кошкообразного человека?

По крайней мере, фигура у неё была вполне человеческая, женская и пышная. Платье с высоким строгим воротом и длинными рукавами эту самую фигуру только подчёркивало, и на мгновение Наташе стало завидно: сама-то она не могла похвастаться настолько... выдающимися округлостями в стратегических местах.

Но этим человекоподобность и исчёрпывалась. И руки (ну не скажешь же тут "лапы"), и лицо Комиссара Айрэ (именно так представилась гостья) покрывала шелковистая чёрная шерсть. Миндалевидные глаза глубокого синего цвета смотрели внимательно и цепко - все пять, доступных взору собеседника. Шепард уже успела прочитать, что дополнительная пара глаз на ладонях джан'эль служит для перенаправления потоков энергии, шифровки данных, кодирования электронных замков - говоря коротко, служит встроенным инструметроном.

Ушки Айрэ оказались действительно кошачьими, увенчанными кисточками, на которых красовались явно декоративные заколки с белыми, под цвет платья, камушками. В общем и целом - джан'эль выглядела, без преувеличения, шикарно. Впечатление не портили даже острые клыки, то и дело показывающиеся из-под верхней губы.

Разговор вышел довольно странным. Только появившись, Айрэ представилась и обратилась, почему-то, к Шепард:

- Комиссии известно о том, что вы направляетесь к Нулевому ретранслятору. Председатель Мэйлан позволяет вам продолжать свой путь, но сообщение о вашем прибытии будет незамедлительно направлено Главе Иерархии.

То, что без позволения более "высокого" члена Иерархии лучше рта не раскрывать, Наташа тоже прекрасно знала, и уже морально приготовилась к долгому вниканию в пафосные и высокомерные речи. Но следующая фраза Айрэ её удивила:

- Тебе дано позволение заговаривать с любым членом Иерархии, Наташа Эйден Шепард, человек из слоя КЗ-4. Также по прибытии в столицу ты получишь личные апартаменты и сопровождающего из Крыла Информации, который будет уполномочен отвечать на любые твои вопросы. Таково распоряжение Председателя Комиссии.

Шепард изумлённо заморгала. Она ожидала чего угодно - презрения, высокомерного "Фу, примитивная!", полного игнорирования... но вовсе не этого.

- И чем... - она осторожно выбирала слова, опасаясь ненамеренно оскорбить женщину-кошку, - ...чем я заслужила такую честь, Комиссар Айрэ? Вы ведь даже меня не знаете.

Джан'эль переливчато фыркнула, что, видимо, обозначало смех.

- Нам не обязательно ЗНАТЬ, человек. Нам достаточно ПОНИМАТЬ.

Прозвучало это чересчур уж загадочно, но переспрашивать Наташа не рискнула. Понимать, так понимать, мы рады, что хоть кто-то здесь что-то понимает.

А собеседница уже повернула голову к Предвестнику. И, когда она заговорила, Шепард поразилась метаморфозе в манерах Айрэ: если с ней джан'эль держалась, хоть и надменно, но вполне благосклонно - по крайней мере, на первый взгляд, - то теперь...

- По прибытии - немедленно в Сектор Считывания. Полная проверка. Сдать идентификатор с номером. Вернуться в изначальную физическую оболочку. - В последних словах сквозило настоящее омерзение. - Подписан указ Иерархии об отстранении. На шесть циклов.

Голограмма замерцала и исчезла. Шепард в недоумении протянула:

- Мне показалось, что ты ей не слишком нравишься...

- Не только ей. - Предвестник (она продолжала в мыслях называть его только так, скорее по привычке, чем из упрямства) невесело улыбнулся. - Практически всем джан'эль. Одну причину я даже могу тебе назвать - видела, какого цвета шерсть этой фифы?

- Чёрная. И что? - Наташа прищурилась.

- У чистокровных джан'эль монохромный окрас шерсти.

Шепард начала понимать. Она медленно проговорила:

- Вы все - ксенофобы. Если я помню правильно, то сине-зелёная шерсть... ну, в общем, ясно. Только ты всё равно чего-то недоговариваешь, потому что я не верю, что на всю столицу у вас только один полукровка.

Сделав вид, что очень интересуется астероидным полем, в котором они сейчас проплывали, Предвестник тихо произнёс:

- Да неважно это, на самом деле. Больше всего меня беспокоит...

- КУШАТЬ ПОДАНО, ИДИТЕ ЖРАТЬ, ПОЖАЛУЙСТА.

Шепард вздрогнула от неожиданности. Мало того, что после переселения в суперструктуру у Кай Ленга прорезалось очень нездоровое чувство юмора, которое, в сочетании с фактической безнаказанностью (ну что можно сделать суперструктуре?), доводило остальных до нервной трясучки, так ещё и эти внезапные "появления в эфире"!

- Пойдём. - Предвестник направился к выходу из отсека, даже не оглянувшись. - А то протеанин снова будет тебя искать. Он, похоже, уверен, что ты способна потеряться даже здесь.

- Я не могу потеряться в суперструктуре. - возразила Шепард. - Это расположение отсеков и переходов, можно сказать, стало мне родным - с некоторых пор.

- Ну извини тогда за то, что тебе пришлось сменить место жительства.

- Эй, да что с тобой? - Наташа ускорила шаг.

- Всё. В. Порядке. Отстань.

- Ах, отстань?! - она схватила его за руку. - Стоило какой-то драной кошке наговорить... гадостей... и ты...

Оглушительный взрыв где-то в хвостовой части не дал ей закончить. Шепард охватило чувство сильнейшего дежа-вю - не в первый раз ей затыкают рот таким вот экстремальным способом.

- Какого хрена?...

- Мы теряем высоту. - Предвестник крепко прижал её к себе. - Не впадай в панику. Пожалуйста.

- АКТИВИРУЮ РЕЗЕРВНУЮ ЭНЕРГОСИСТЕМУ.

Следующий взрыв прогремел совсем близко.

18:58 

Часть 3. Глава 5. Дивный новый мир.

- И сколько ещё мне здесь торчать?! - Шепард резко повернулась, ловя Сопровождающую Воуру за рукав всё ещё непослушными пальцами. Про себя она ехидно подумала, что рано или поздно настолько задолбает окружающих, что её выпустят из одиночной палаты только затем, чтобы не связываться.

Но и врачи, и Воура, приставленная к "человеческой женщине", пока терпели. Вот и сейчас джан'эль благожелательно ответила:

- До тех пор, пока не восстановится зрительная чувствительность. Расчётное время составляет трое либо четверо суток. Комиссия полагает, что ты получишь гораздно более полное впечатление от столицы, если будешь смотреть своими глазами.

- Да я сдохну тут со скуки... - буркнула Шепард недовольно.

Неделю назад они прибыли в столицу, и за всё это время Наташа не видела ничего, кроме своей палаты. Да и палату, по большому-то счёту, не видела: заявив, что сетчатка человеческой гостьи пострадала при взрывах, местные врачи тут же завязали ей глаза чем-то плотным, пропитанным резко пахнущей дрянью.

К счастью, сильно никто не пострадал: её навещали и Гаррус, и Явик, и остальные - как выяснилось, их тоже распределили по палатам и заставили соблюдать строгий режим. "На свободе" гулял только Легион, да и то старался держаться ближе к столичному специальному госпиталю и приземлившейся неподалёку суперструктуре.

"Мам, тебе привет от папы. Он передал, чтобы ты, пожалуйста, не разносила госпиталь ко всем чертям", - и Шепард улыбалась, понимая, что уже очень близка к подобному деянию.

Джан'эль приходили и уходили, осматривали пациентку, негромко переговаривались на своём щебечущем наречии, и кто-нибудь обязательно заявлял на понятном Шепард языке:

- Заживление травм идёт успешно. Скоро ты будешь бегать быстрее, чем раньше. И видеть дальше, чем раньше.

Сопровождающая Воура недавно сообщила, что вскоре гостей из КЗ-4 навестит Ответственный Секретарь Комиссии, которая, оказывается, вовремя заметила странные возмущения магнитных полей и направила спасательный отряд, подобравший барахтавшихся в астероидном поле путешественников.

Надо сказать, что эта юная "кошка", в обязанности которой вменялось развлекать Шепард всеми доступными средствами и следить, чтобы гостья получала всё, в чём нуждается, за это время рассказала много интересного. Например, Наташа наконец-то уяснила, в чём отличие джан'эль от обычных органических существ.

- Всё дело в экологии, - нараспев говорила Воура, - если бы атмосфера планеты по-прежнему подходила для существования джан'эль в изначальной энергетическо-волновой форме... я понятно объясняю? У тебя такой задумчивый вид... Так вот, тогда бы в этих физических оболочках не было бы нужды. Нам пришлось приспособиться и смоделировать тела, отвечающие всем нашим потребностям и способные к размножению.

- И как вы их смоделировали?

- Форсировали эволюцию малых форм жизни, таких, как привезённая тобой из твоего мира. Когда развитие удовлетворило наши запросы, мы инфильтровались в неразумных особей - а следующее поколение уже имело смешанную физическо-волновую природу. Поэтому мы способны перемещаться в различные структуры, но связь с изначальным телом остаётся всегда.

На этом месте Наташа крепко задумалась. То есть, джан'эль всегда находятся на длинном поводке, свободно гуляя по любым оболочкам, но неизменно возвращаясь в родное тело? Когда она задала этот вопрос Воуре, та рассмеялась:

- Ну конечно! Прости, не хотела тебя обижать, но ты такая забавная... Конечно же, мы возвращаемся. Высшей мерой наказания у нас является разрушение энергетической связи между волновой сущностью и телом.

- При этом погибают обе части? - Шепард начала постигать устройство этих необычных существ. Наверняка, Совет будет в восторге, получив её отчёты об обитателях неисследованных глубин космоса.

- Да. - голос Воуры стал печальным. - К счастью, это не слишком часто практикуется, нас и так очень мало...

- Хэй, ладно. Давай сменим тему.

Шепард потёрла переносицу и в очередной раз пожалела, что не в состоянии даже посмотреть собеседнице в глаза. Конечно, скоро вроде бы сможет, но пока приходится терпеть так.

Пару раз закрадывалась мысль о том, что, возможно, врачи просто успокаивают её, и сетчатка пострадала значительно сильнее, но она усиленно гнала от себя подобные подозрения. Какая им выгода, в самом деле? Правильно. Никакой.

- Расскажешь, как устроена ваша Иерархия? Мне, конечно, позволено разговаривать со всеми, но представлять положение того, с кем беседуешь, было бы полезно.

- Да всё очень просто. На самом верху находится Глава Иерархии, или просто - Глава. Ниже - Коллегия Иерархии, это почти как ваш Совет. Ещё ниже - Комиссии, их много, например Серая Комиссия занимается наблюдением за обитаемыми мирами и при необходимости корректирует пути их развития.

- Это та самая, Секретарь которой сюда заявится?

- Да. Кстати, я не имею права говорить такое, но... осторожнее с ней. Её отец состоит Секретарём малого состава Коллегии. Если ей что-то в тебе не понравится...

С негромким хлопком разъехались двери палаты, и Воура сразу же замолчала. По распространившемуся вокруг жасминовому аромату Шепард поняла: пришла её смерть. Точнее, инструктор по восстановительной гимнастике, которая безжалостно заставляла Наташу разрабатывать только-только начавшую подчиняться дважды сломанную ногу.

- Ну, как ты себя чувствуешь сегодня? - жизнерадостно пропела новоприбывшая, заставив свою жертву мысленно застонать.

Заботливые, мать их так. Скорее бы уже выпустили из этой камеры-одиночки...

***

Гаррус Вакариан, по его собственному выражению, маялся дурью. Бравый турианский разведчик вырезал ножом из дерева модель "Нормандии". Уже третий день, между прочим. Скрипя зубами, но стойко снося насмешки остальных.

Как только царапины, вывихи и ушибы позаживали, вся команда, не сговариваясь, перебазировалась в суперструктуру: развлекать скучающего Ленга и ждать непутёвую Шепард, которой снова досталось больше всех. Предвестник всё это время пропадал где-то в неведомых закоулках столицы, занимаясь своими "кошачьими" делами, гостей планеты никто не трогал, разве что приставленная к ним Сопровождающая Кайна периодически заглядывала и справлялась, не нужно ли подопечным чего-нибудь.

Продукты им поставлялись вовремя и свежие, ешь - не хочу, развлекательных и информационных ресурсов было выше крыши, но все, начиная от Явика и заканчивая невозмутимым Фероном, постоянно ожидали подвоха. С любой стороны.

Ведь ненормально, что свалившихся, как снег на голову, "примитивных", никто не спешит вязать-допрашивать-пытать, правда?

- Вакариан, ты видел - наше чудо белобрысое вернулось. - заглянул в отсек к столярничающему турианцу Ферон. - Только что. Явик долго плевался, когда я предложил ему выяснить наконец, как обстоят дела, так может ты...

- А сам чего? - Гаррус отложил почти законченную модель в сторону и повернулся к дреллу.

- С памятью... проблемы. - Ферон поморщился. - Боюсь, я потом всю оставшуюся жизнь буду всё происходящее прокручивать, а мне хотелось бы сохранить место для более светлых воспоминаний. После войны.

- После войны. - повторил турианец. Они всё откладывали на "после войны", имея в виду, разумеется, войну в родной галактике. После неё всё будет хорошо. Можно будет сказать всё, что не успели или не решились раньше. После войны...

***

- Смотрите, кто припёрся. Хотя бы ради приличия предложил бы показать здешние достопримечательности. А то сидим тут, как волусы в скафандрах, и ничего не знаем. - укоризненно начал Гаррус и запнулся. - Где тебя носило?

- Полная ментальная проверка. - безразлично ответил Предвестник, не меняя позы - как сидел на полу, опустив голову на руки, так и остался сидеть. - Как мы и предполагали... то есть, я предполагал... эта оболочка...

Он слабо махнул рукой.

- Потом. Сейчас всё накладывается, все способы восприятия, все типы мышления... всё равно ничего понятно объяснить не выйдет.

Вакариан пожал плечами.

- А я, в принципе, даже ханаров понимаю. Так что хотя бы попробуй, а если станет совсем непонятно - я скажу, идёт?

Уже через пару минут Гаррус понял, что переоценил свои возможности. Ханары, те хоть изъяснялись одинаковой манерой на протяжении всей беседы. А следить за смыслом, когда даже интонация собеседника в пределах одной фразы меняется от механически-бесстрастной до очень даже выразительной... это та ещё задачка.

Но кое-что понять удалось, и даже эта малость Вакариану не понравилась.

Полная проверка у джан'эль - это глубокое считывание памяти, проявленных намерений и целей. Даже для сочетания энергетически-волновой основы и усиленных нервных систем "кошколюдей" это довольно тяжело, потому и применяется только в случае подозрения в государственной измене.

- Но тебя-то вроде ни в чём не подозревают? - возмутился Гаррус.

- Нет. Не... сказали. Мы считаем, что...

- ВАКАРИАН, НЕ ТУПИ, ПОЖАЛУЙСТА. ШЕПАРД БУДЕТ НЕДОВОЛЬНА И КРАЙНЕ ВЗВОЛНОВАНА. ПОСМОТРИ НА ПОЛ.

Гаррус посмотрел. Подумал. И встряхнул Предвестника, заставляя поднять голову, и заодно вспоминая, как его там зовут по-настоящему, чтобы правильно адресовать большой турианский загиб.

А в следующий момент и материться расхотелось. Резко. Когда Гаррус увидел, что имел в виду их "Большой Брат".

- ...Шепард точно кого-нибудь убьёт. - потрясённо выдохнул он.

В мозгу билась непрошеная мысль: "Если они так со СВОИМИ, то чего же ждать НАМ?!"

19:00 

Часть 3. Глава 6. Новая подруга Шепард. Заботливая мачеха. "Влипли!"

- Так вот ты какая... Наташа Шепард.

Вышеупомянутая личность повернула голову, как она надеялась, к двери, и прислушалась. Голос был незнакомый, но скорее женский, чем мужской. Мимолётно удивившись, почему за всё это время она имела дело только с женщинами джан'эль, Шепард проговорила:

- Да, это я. Не могу ответить той же фразой, потому что я вас не вижу, но, наверное, вы представитесь?

- Разумеется. - по комнате прошелестело (видимо, одежда) и слегка скрипнуло кресло рядом с кроватью. Наташа уже привычно принюхалась, но незнакомка, кажется, не имела обыкновения пользоваться искусственными ароматами. - Моё имя - Шейра, и тебе уже должны были озвучить мою должность. Рада видеть единственного человека, прошедшего Нулевой ретранслятор и оставшегося в живых.

- Благодаря вам, Ответственный Секретарь.

"Что ж, дипломатия - так дипломатия. Надо быть повежливее с этими "ответственными" да "уполномоченными", хотя бы для начала..."

- Не буду отрицать. Тебе здесь удобно, персонал проявляет достаточно уважения? - в голосе Шейры так и сквозила материнская забота. - Они не привыкли иметь дело с людьми, потому могут допускать промахи. Не суди их строго.

Шепард покачала головой, на всякий случай расшифровав этот жест:

- Нет, всё нормально. Все очень вежливы. Даже вежливее, чем на нашей стороне ретранслятора.

Триумфально улыбнувшись, Шейра вскользь глянула на свой девайс прямой видеосвязи, звук которого был загодя отключен, и удовлетворённо прищурилась: всё шло по плану. Время событий рассчитано с филиграной точностью.

- Отрадно слышать. Мне доложили, что завтра ты уже будешь видеть нашу столицу своими глазами, и я... - тщательно выверенная пауза, - хочу сделать тебе подарок в честь прибытия к нам. Как ты отнесёшься к небольшой операции, после которой ты сможешь видеть столько же, сколько видим мы? Мне бы хотелось, чтобы ты не чувствовала себя слепой в стране зрячих.

Задумавшись, Наташа перебирала пальцами край покрывала - кажется, клетчатого, если верить Воуре. Ничего, завтра точно станет ясно, какого оно цвета - и какого цвета всё остальное. Наконец-то.

Предложение звучало заманчиво, но неожиданная благосклонность той, о которой говорили исключительно шёпотом и с оглядкой, казалась более, чем подозрительной. В конце концов, женщина решила идти напролом: всё равно она здесь проходит, как "примитивная", так что состроить наивную глупышку один раз можно.

- Знаете, Шейра, мне о вас рассказывали совсем другое. И не только о вас. Я даже не знаю, что вам ответить на столь щедрое предложение...

Высокопоставленная кошка глубоко вздохнула.

- Я даже могу догадаться, кто рассказывал. Если позволишь дать небольшой совет - не доверяй всему тому, что он говорит. Конечно, списывать собственные ошибки на предвзятось других - легче всего, но я хочу, чтобы ты непредвзято оценила всю ситуацию и сама сделала выводы. Это ведь уже четвёртая фаза, которую можно смело списывать в расход? Своеобразный рекорд. Ладно, не будем о грустном, я понимаю, что тебе тяжело говорить об этом. Так ты принимаешь моё предложение?

"Мне вовсе не тяжело" - хотела возразить Шепард, но тут же ощутила, что действительно не хочет начинать пререкаться и выяснять, кто прав, а кто виноват. Это всё можно отложить до официальной встречи с Комиссией.

- Да. Благодарю вас, это большая щедрость с вашей стороны.

- Брось. - рассмеялась-замурлыкала Шейра. - Мне просто захотелось проявить своё доброе отношение. Если хочешь, я завтра сама покажу тебе столицу, а то твой друг сердца ещё долго будет занят, и ты так ничего и не увидишь. И вот ещё что, можешь говорить мне "ты" - я рассчитываю, что мы станем подругами.

"Уловка? Попытка сблизиться и вызнать что-то важное? Но что важного для НИХ я могу знать?"

Наташа помедлила с ответом. Простая осторожность говорила о том, подобное расположение может легко смениться диаметрально противоположными чувствами, стоит ей допустить какую-нибудь глупую ошибку, но, вместе с тем, отчаянно хотелось верить, что в этом чужом и чуждом мире у них будет хотя бы один союзник. А то, что этот союзник занимает высокий пост в Серой Комиссии, только на руку их основной цели.

- Надеюсь, так оно и будет, Шейра. Мне будет очень приятно, если ты покажешь мне ваш город.

- Замечательно. - мурлыкнула Ответственный Секретарь. - Значит, завтра я за тобой заеду, как только мне доложат о твоей выписке. Может быть, ты хочешь передать что-то своим спутникам? Я как раз собиралась их навестить.

- Только то, что я соскучилась. - улыбнулась Шепард. - В последние три дня они ко мне ни разу не заглянули.

- Это поправимо. - Снова скрипнуло кресло и послышался шелест ткани. - Если успею вернуться в Директорию до того, как Равана оттуда уйдёт, напомню ему о твоём существовании. До завтра.

- До завтра... - кивнула женщина.

Когда двери палаты закрылись, Шейра прислонилась к стене, кривясь от отвращения. Изображать подругу этой примитивной - это ж надо так низко пасть!... Впрочем, цель оправдывает любые средства. Всего-то требуется набраться терпения и подождать, пока события начнут набирать обороты, а потом уже станет неважно, как и кто относится к незваным гостям.

Потому что гости исчезнут так же внезапно, как и появились. А воспитанные джан'эль ни о чём не спросят: исчезли - значит, так нужно и так правильно.

- Воура!

Бесшумно появившаяся из-за угла девушка склонилась в ритуальном поклоне, повернув руки раскрытыми ладонями вперёд - знак того, что она не замышляет ничего дурного и полностью доверяет собеседнику.

- Послать запрос в Хранилище 3 на изъятие двух единиц типа ЛИ-1 у объекта Р8. Незамедлительно. Изъятые единицы доставить в мой рабочий кабинет. Выполнять.

Снова поклонившись, Воура убежала.


Шейра с некоторым облегчением покинула госпиталь и, уже сидя в гравикаре, связалась с Центральной Станцией Проверки:

- Переслать мне результаты проверки и расчётное состояние объекта Р8. Выполнять.

Спустя пару секунд запрошенная информация поступила на браслет связи, охватывающий левое запястье Секретаря. Она со сдержанным любопытством открыла файл и довольно кивнула. Именно так и должно быть. Приятно, когда ожидания оправдываются.

- К суперструктуре. - негромко велела Шейра. - Не торопись.

Вышколенный водитель мягко тронул гравикар с места. Шейра откинулась на плюшевые подушки глубокого бордового цвета и прикрыла глаза...

Наверное, Мэйлан будет недоволен её самоуправством. Ведь, несмотря ни на что, он всё ещё питает самые тёплые чувства к наследнику-полукровке. Это... лишает спокойствия.

"А если сыграть по-крупному?" - в её голове зародилась очень смелая мысль, возможная только для дочери одного из Коллегиалов, не подвергавшейся обязательному натаскиванию на принцип "знай своё место и не проявляй ненужных амбиций".

Шейра крепко задумалась, и через несколько минут уже разработала вполне пригодный для реализации план. Который одним точным ударом убирал сразу две потенциальные угрозы, продвигал саму Шейру по Иерархии и, что немаловажно, не позволял заподозрить её ни в чём. Чистые руки. И чистая репутация.

А о примитивной и мэйлановых "внуках" позаботиться нужно будет с особым тщанием. Они ещё не раз пригодятся в грядущей многоходовке.

- Кайна, ожидай меня в кафе отеля "Струя". Выполнять.


Гравикар остановился. Выскользнув на бетонную площадку, прогретую осенним солнцем, Шейра решительно направилась к винтовой лестнице из блестящего чёрного металла. Внутренности суперструктуры подобного типа она представляла отлично - и потому, не останавливаясь, прошла прямо к центральному залу, бывшему проходным между отсеком процессора и отсеком масс-реактора.

Как и предполагала Секретарь, там обнаружился один из спутников примитивной. Не менее примитивный, кстати. Турианец по имени Гаррус Вакариан, если Шейре не изменяла память, хотя запоминать такие мелочи она привычки не имела. Ведь всегда можно вызвать справку и выяснить интересующие данные.

- Э... добрый день. - с явным изумлением произнёс Вакариан. Проигнорировав приветствие, Шейра бросила:

- Мне нужен Равана.

Турианец непроизвольно повёл глазами направо, и Шейра незамедлительно направилась в том направлении, не дожидаясь, пока примитивный соизволить облечь мысли в слова. Всё-таки сообразают они куда как медленно...

Поскольку данные о результатах проверки она уже изучила, увиденное не стало для Шейры сюрпризом. В душе шевельнулось злорадство: когда-то она была среди тех, кто выступал за запрет использования человеческих тел из-за их малой устойчивости к волновым явлениям. И вот, пожалуйста, наглядное пособие по этому вопросу.

"Интересно, сколько тел он уже успел сменить?"

- Итак-итак, что я вижу. - Нараспев проговорила Шейра. - Из чего же у примитивных состоят глаза, что не выдерживают простейших манипуляций. Из чего же состоят наружные слои эпидермиса, если малое воздействие вызывает ожоги четвёртой степени? И последний вопрос - из чего же состоят мозги у объекта Р8, если он по собственному желанию всё это терпит?

Равана повернулся на звук её голоса, невольно напомнив похожую реакцию его примитивной женщины. Воистину, дурной пример заразителен.

- Прекрасно. У тебя хватает ума молчать в моём присутствии. Я не собираюсь задерживаться надолго в такой удручающей компании - просто скажу, что Председатель Мэйлан назначил тебе встречу через час стандартного времени. И то, что твоя женщина оказалась гораздо сговорчивее, чем ты. Надеюсь, ты не забыл о том, что появляться на центральных проспектах тебе запрещено?

Шейра подошла ближе. Как восхитительно чувствовать, что твой враг полностью в твоей власти... ведь сейчас она могла сделать всё, что угодно, и никто бы не остановил её. Есть тысяча и один способ инсценировать несчастный случай, и только известие о беременности примитивной женщины заставило Ответственного Секретаря не сделать это неделю назад.

- Комиссия сняла бы это ограничение, будь ты в изначальной физической оболочке и будь ты в состоянии оградить законопослушных граждан от воздействия твоей сущности. Но, сам понимаешь, та досадная авария в Хранилище... выбора у тебя нет.

Ещё пара шагов, и расстояние между ними сократилось до минимума. Шейра чуяла горьковатый запах декстро-крови (что её удивило - ведь люди имеют левозакрученные ДНК... ладно, разобраться можно и потом) и волнующий аромат горелой плоти.

- Это всё. В данный момент. - Она с улыбкой заметила, как напряжённое внимание слушателя (не скажешь же - собеседника) сменяется видимым облегчением, и добавила:

- Мне жаль. Но я обязана исполнять долг приёмной матери и объяснять, как поступать не следует.

Обычно так призывали к порядку своих отпрысков матери джан'эль: минимальное волновое напряжение, пропущенное через контактную пару глаз на ладонях, обеспечивало небольшую встряску и, как следствие, закрепляло рефлекс: так лучше не поступать. Шейра лишь чуть-чуть увеличила силу воздействия.

И ровно минуту спустя уже спускалась к гравикару, дверца которого была перед ней незамедлительно распахнута. Пора отправляться на встречу с Кайной.


- Куда ты пойдёшь? Ну куда ты пойдёшь в таком состоянии?! - кипятился Гаррус. - Чтобы мы потом бегали по незнакомому городу и искали, где ты соизволил хлопнуться в обморок? А что скажет Шепард, когда узнает?

- Шепард не должна узнать. Она будет взволнована.

Мэлон, суетящийся у стола с батареей пробирок и колб, укоризненно заметил:

- Вакариан, не так громко. Тяжёлая травма головы. Громкие звуки могут плохо повлиять.

Разумеется, они подслушивали - спасибо Ленгу, который вовсе не страдал привычкой соблюдать тайну приватных бесед. Разумеется, первое возникшее желание - догнать кошку и выдрать у неё... ну, скажем, хвост, было пресечено в зародыше угрожающим "ПУСТЬ ОНА УХОДИТ!" того же Ленга, сообразившего, что прерывающийся шёпот Раваны никем не будет услышан.

Но кое в чём даже псевдо-Жнец не мог себе отказать. Едва гравикар Секретаря отъехал, как буквально по краю его корпуса прошёлся красный луч, выжигая в бетоне площадки весьма красноречивую черту. Никаких пафосных угроз или обещаний - просто очень недвусмысленная линия.

А потом началось то, чего в своё время счастливо избежала Шепард. Ворвавшись в боковой отсек всей гарцующей толпой (даже Ферон оторвался от просмотра азарийских "горячих" видеосюжетов) и увидев, как Предвестник дрожащими руками пытается собрать с пола собственные зубы - Явика от этого зрелища чуть инфаркт не хватил - десантный отряд в полной мере проявил своё желание заботиться и причинять добро.

В частности, послушав негодующие вопли Вакариана, комментарии Ленга (вроде "Я могу перелететь к этой вашей Директории, да только как бы не пришлось потом доказывать, что это не акт агрессии") и вялые протесты Раваны, которые никто и слушать-то не стал, именно протеанин рявкнул:

- Замолчите-ка, а то шлюз тут рядом! У меня есть предложение.

- НУ ГОВОРИ, О, СОВЕРШЕННЫЙ ИЗ СОВЕРШЕННЫХ.

Явика перекосило, но он взял себя в руки и мужественно продолжил:

- Если ему так нужно встретиться с Председателем, то я могу его сопровождать. Так я хотя бы буду уверен, что он не заблудится и не потеряет сознание по пути, и что потом в этом не обвинят меня.

- Кхм. - подал голос Ферон. - Мне нравится эта идея.

Мэлон соизволил наконец-то повернуться лицом к присутствующим и недовольно начал перечислять:

- Воздействие жёсткого облучения. Полная потеря зрения. Ожоги высшей стадии. Волосы... - он протянул руку, коснувшись светлой пряди, и победно продемонстрировал её остальным. - ...выпадают. И зубы. Общее состояние - средней степени тяжести. Нагрузки не рекомендованы. Стрессы не рекомендованы. Рекомендован покой и постельный режим. Я всё сказал.

Протеанин ухмыльнулся в ответ и потянул Равану за здоровую руку.

- Пойдём. Я прекрасно понимая, что такое долг, и что такое честь. И я давал Шепард слово присматривать за тобой... блохастый.

- Примитивный. Спасибо. - еле слышно откликнулся тот.


- ...Как-то у вас чересчур причёсанно и чисто. - Явик осматривался вокруг, тщетно пытаясь заметить признаки нормальной жизнедеятельности вокруг.

Ни души. Узкие окна в многоэтажных зданиях, одинаковой высоты, одинакового оранжевого цвета, одинаковой формы. Многие из окон светятся - значит, кто-то живой всё же здесь присутствует.

- Загрязнять окружающую среду запрещено, - равнодушно ответил Равана.

- Это понятно даже мне, примитивному, но почему на улицах так пусто? Даже в моём цикле было как-то повеселее...

- Покидать место пребывания до окончания рабочего дня либо занятий в обучающих центрах запрещено.

Протеанин фыркнул:

- А что у вас разрешено? Ну, мне так, к сведению.

- Молчать.

Сообразив, что это всего лишь ответ на вопрос, Явик поражённо моргнул всеми глазами по очереди, и вспомнил ещё один назревший вопрос.

- Эта блохастая говорила что-то о воздействии твоей сущности. Не объяснишь, что она имела в виду? Я не привык находиться в непосредственной близости от существа, обладающего некими возможностями, о которых мне ничего неизвестно.

- Подожди.

Равана остановился и пару минут просто стоял, то ли прислушиваясь к чему-то, то ли просто пытаясь отдышаться. Явик и сам знал, что идёт в привычном быстром темпе, и замедляться не собирался. Правда, мгновенное сомнение закралось и в его протеанскую душу, когда спутник согнулся пополам, надрывно закашлявшись, и мостовая украсилась лужей крови с ещё парочкой выпавших зубов.

- Загрязнять окружающую среду запрещено. - издевательски сообщил Явик.

Нельзя поддаваться жалости и впадать в уныние, чтобы не превратить всё происходящее в натуральную тризну, разве что без плакальщиц. Поэтому они довольно бодро потащились дальше, в основномм благодаря протеанину, так и не сбавившему скорость.

- Ты спрашивал... воздействие... это стремление к неповиновению. К выходу из-под контроля.

- И?... Что, кто-то из твоих собеседников ослушался парочки приказов, и Иерархии это не понравилось?

- Нет. Им не понравилось восстание. Пять... тысяч джан'эль погибли при его подавлении.

Явик промычал нечто глубокомысленное и умолк. Это нужно обдумать. может быть, Шейра не так уж и неправа?

Здание Директории ничем не отличалось от прочих. Никакой охраны, или хотя бы подобия стойки регистрации вошедших, не обнаружилось. Просторный холл в тех же оранжевых тонах, восемь подъемников - по четыре с обеих сторон, минималистические светопанели на потолке.

- Третий лифт... слева. Восемьдесят третий уровень.

- Как скажешь. - Явик не рискнул ничего трогать, решив, что ничего хорошего всё равно не увидит, и потащил Предвестника в нужную сторону.

Коридор восемьдесят третьего уровня тоже не блистал изысканностью: напротив, голые стены и приглушённый свет создавали гнетущее впечатление. Ориентируясь по подсказкам, протеанин свернул в одно из ответвлений и остановился перед распахнутой дверью.

- Открыто. Ваш Председатель имеет привычку работать на виду?

- Нет. Раньше... не имел.

Заглянув внутрь, Явик высказался предельно коротко:

- Влипли.

- Что?

- Сомневаюсь, что он также имел привычку находится в расчленённом состоянии, равномерно распределённым по всему своему кабинету. Если это он. Смотри... - сжав ладонь Раваны, он передал увиденный образ. - Он?

- Он, он. - звонко прозвучало позади, и на середину коридора вышла Шейра. - Оставаться на месте и опустить руки. Я вызвала Службу Безопасности, они уже поднимаются. Ну что же ты, Равана... так поступить с родным отцом... Ты ведь понимаешь, что это высшая мера?

"Влипли окончательно", понял Явик. "Придётся импровизировать...

19:02 

Часть 3. Глава 7. Воспитание Орианы. Ария и Кей - примирение... или?

В помещении было довольно темно, единственным источником света являлся ряд мониторов на центральной стойке. Наглухо опущенные жалюзи, плотно закрытые двери, выключенные светопанели и едва мерцающие блики, придававшие фантасмагоричность интерьеру, производили достаточно гнетущее впечатление.

На всех, кроме Орианы Лоусон.

Натянув на колени длинный розовый свитер с высоким воротом, девушка с ногами устроилась в кресле у одного из мониторов и увлечённо перепрыгивала от ссылки к ссылке, едва касаясь сенсорной панели. Время от времени она прихлёбывала чай из высокой чашки, стоящей на подлокотнике, и бросала взгляд на висящие рядом с дверью часы.

Минут двадцать движения Орианы были довольно однообразны: щелчок, глоток, щелчок, взгляд на часы, щелчок, глоток... Но, наконец, среди новостных сводок она углядела кое-что значительное и потянулась к интеркому.

- Артериус, поднимайся. Я нашла ниточку.

Несмотря на то, что работать им с турианцем полагалось в паре, Ориана изгнала "напарника" на нижний уровень магистрали, заявив, что пока ещё в состоянии просматривать сводки и фильтровать сведения самостоятельно. Сарен, может быть, и имел на этот счёт другие соображения, но спорить с бледной растрёпанной "ведьмой", как он выразился, не стал. В конце концов, никто не мешает параллельно заниматься одной и той же работой, но в разных комнатах и даже на разных этажах.

В отличие от наглухо изолированного от окружающего мира пятого уровня Орианы, первый уровень Сарена был открыт для посторонних звуков и событий. В распахнутое окно доносились отрывистые команды Кей, тренировавшей своих "благородных девиц" на полигоне, отдалённые выстрелы группы, у которой в эти часы была практика с капитаном Аленко, глухое хлопанье биотических зарядов - от площадки, на которой гоняла очередных "жертв" так и не улетевшая на Омегу Ария... жизнь кипела и била ключом, и корпевший над расшифровкой перехваченных сообщений Сюзанны турианец чувствовал себя не так уж и плохо.

Вызов от Лоусон, можно сказать, застал его врасплох - за одновременным просмотром матрицы очередного дешифратора и раскладыванием пятого по счёту пасьянса. К сожалению, второе продвигалось куда удачнее, чем первое - и только потому Артериус без особенного недовольства захлопнул крышку лэптопа и вызвал подъёмник.

***

Темень в "святая святых" Орианы удивила Сарена: неужели ей хватает припадочно мигающих мониторов? К счастью, девушка протянула руку за пультом и включила основную светопанель. Не оборачиваясь, указала на офисный стул рядом со своим креслом:

- Садись сюда. Смотри.

- И тебе доброго дня. - буркнул Сарен, довольно тихо, но достаточно громко для того, чтобы Ориана тут же вспыхнула:

- Я не собираюсь желать доброго дня тому, кто не смог защитить мою сестру! - она хлопнула ладонью по столешнице, задев локтём чашку и чуть не опрокинув её на пол. Артериус со вздохом подхватил пластиковую ёмкость и принюхался.

- Земная мята? Она здесь тоже прижилась?

- Естесственно, эта планета полностью терраформирована, неужели ты не... - осекшись, Ориана поняла, что поддержала разговор с "врагом номер один", фыркнула и отвернулась.

Сарен раздвинул мандибулы в ухмылке. Неадекватные реакции человеческих женщин его забавляли, до тех самых пор, пока женщины не брали в руки штурмовую винтовку. Ну, или сковороду...

К сожалению, он так и не обнаружил следов "подлинной" Миранды, сгинувшей на Иллиуме. То, что найденная на ледяном планетоиде женщина была из другой фазы, турианец сразу заметил: отсутствовали мелкие приметы, вроде небольшого шрама у правой брови, или белого пятнышка на ногте указательного пальца. Дьявол - в мелочах, как говорят люди, это если не считать того, что покойная имела естественный цвет волос, а Миранда-"Адель" давно перекрасилась в платиновую блондинку и изменила цвет глаз - не линзами, а специальными препаратами, которые никак не могли перестать действовать за четверо суток.

- Что здесь такое? - вернувшись к настоящему, Артериус слегка развернул к себе монитор и вчитался в убористый текст сообщения - стандартные "пять красных линий" одного из таблоидов, где публиковали нелицеприятные факты об использовании новейших технологий. Поскольку Андерсон задействовал только крупнейшие издания, не стоило волноваться о том, что Ориана нашла ими же и запущенную "утку".

"ТАК ЛИ БЕЗОПАСНЫ ДЕШЁВЫЕ ИМПЛАНТЫ?

По данным, полученным из достоверного источника, жертвами биотических усилителей "Декстро" стало уже несколько сотен человек. Напомним вам, что фирма "Декстро" буквально взорвала рынок усилителей, предложив качественную продукцию по невероятно низким ценам. На данный момент импланты этой марки стоят у тысяч биотиков.

Но действительно ли они так хороши? Наш репортёр взял интервью у Талиссии Иден, проживающей на Иллиуме. "Эти импланты, - говорит Талиссия, - вызывают сильные слуховые галлюцинации и головные боли. Разумеется, это не так неприятно, как L2, но вовсе не способствует хорошему настроению". Полный вариант интервью смотрите на нашей странице в экстранете! Шокирующие подробности!

Собранные во время независимого журналистского расследования материалы выявили пугающие факты: усилители "Декстро" опасны для здоровья! Ни один из их обладателей не отрицает крайне неприятных побочных явлений. Смотрите на нашей странице - итоги расследования, проведённого Раишей Ронтус, окажутся неожиданными даже для самого искушённого зрителя!"

- И на странице?... полувопросительно уточнил Сарен, дочитав статейку до конца. Судя по имени, репортёр, занятый этим расследованием - турианка. Разумеется, ведь порученное ей дело наверняка требовало немалой изворотливости и даже жёсткости.

Ориана о чём-то задумалась, вертя в пальцах лиловый обломок какого-то кристалла. Но на повторение вопроса она отреагировала довольно быстро:

- Оттуда всё снято. Судя по комментариям, кстати, частично потёртым - оно в принципе было, но потом распорядились убрать.

- В таком случае неплохо было бы навестить эту Ронтус, чтобы подробно обо всём расспросить.

- А то я сама не догадалась. - ехидно бросила Ориана. - Отправляйся на Цитадель, вот адрес, вытащи из неё всё, что удастся. Я буду на связи.

В следующее мгновение она вжала голову в плечи, потому что Сарен навис над ней, опершись руками на подлокотники кресла, и очень тихо и вежливо проговорил:

- Мы отправимся вместе, Лоусон. Ты не можешь бесконечно скрываться от всего мира. А если ещё раз позволишь себе такой тон по отношению ко мне, я...

- Что? - бледно усмехнулась девушка, пытаясь сохранять самообладание, что получалось у неё не ахти. - Убьёшь меня?

Сарен медленно покачал головой:

- Сдам тебя на опыты доктору Чамберс, она как раз утром прибыла и жаждет врачевать умы всех окружающих. Не думаю, что Шепард одобрила бы твоё поведение.

Ориана дёрнула плечом и вызывающе бросила:

- Наташа не возражала против того, чтобы я находилась здесь всё время!

- Возможно. Она давала тебе время оправиться от несчастья. Но вряд ли стала бы терпеть твоё добровольное затворничество и дальше. Кроме того - неужели ты забыла, что Миранда пострадала именно из-за усилителя "Декстро"? Неужели ты не хочешь собственноручно отомстить виновникам, сколько бы их не оказалось? Или ты трусишь, Ориана Лоусон, и твоя сестра действительно была намного решительнее и смелее, чем ты?

Светлые глаза девушки наполнились слезами. Судя по всему, она хотела ответить резко и, может быть, даже грубо, в стиле "не-упоминай-имя-Мири-грязный-турианец", но сумела справиться с собой.

- Хорошо. - на треугольном личике появилось выражение обречённой решимости. - Отправимся вдвоём. Надеюсь, мы на верном пути.

- Так-то лучше. - проворчал Артериус, опускаясь на своё место и подвигая к себе сенсор. - Я закажу билеты на проходящий шаттл, это безопаснее, чем прямой рейс - так нас сразу же раскроют. Советую пойти переодеться и собраться.

Проводив взглядом убежавшую в соседнее помещение Лоусон, он хмыкнул себе под нос:

- Эти человеческие женщины...


***

- Номер шестой, что ты делаешь?! Быстрее и резче, смотри сюда! - Кей в несколько секунд оказалась перед одной из будущих фантомов и сама провела показавшийся ей неудачным приём. Девчушка выронила катану и попятилась, когда острие меча наставницы оказалось у её горла.

- Подними. И продолжай. - Кей повернулась к остальным, прервавшим выполнение серий приёмов, и свирепо рявкнула: - И вы продолжайте!

Уже прошло больше недели с тех пор, как Наташа и её штурмовая команда покинули Землю-2. Последнее сообщение было тогда, когда они готовились к проходу ретранслятора Омега-4, и с тех пор - ни слова, ни звука, ни даже намёка на то, что с ними всё в порядке.

Возможно, что уже не в порядке, совсем. Или... а дальше Кей себе думать запрещала.

Очередной день клонился к закату, небо над недальним пролеском золотилось лучами заходящего солнца. Сказать бы тут что-то поэтическое, вроде того, что отовсюду слышался щебет птиц и пахло весной, но, когда с одной стороны слышится отборный мат Т'Лоак, с другой - недовольные вопли кого-то из рядовых, натаскиваемых Кайденом, это всё как-то отбивает романтику напрочь.

- Ладно, на сегодня всё. Марш в душ, потом в столовую - лично проверю, что не наоборот!

Тринадцать девчонок в возрасте от 11 до 14 лет с явным облегчением выкрикнули хором "Есть, лейтенант Ленг!" и поспешили к жилым корпусам.

Кей смахнула со лба капли пота и глубоко вздохнула. Всё. Можно привести себя в порядок, перекусить, а потом наконец-то расслабиться. Хотя бы на несколько часов, пока не подойдёт время заступать на охрану периметра.

Ария тоже отпустила истязаемых ею биотиков и вразвалочку направилась к тренировочной зоне фантомов. Сегодня королева Пиратов выглядела какой-то пришибленной и, кажется, даже гоняла бедолаг вполсилы.

- Надо поговорить. - Бросила Т'Лоак и пошла вдоль заградительной сетки. Кей пожала плечами и повторила её манёвр - со своей стороны. Разумеется, это не защитит от удара биотикой, причём ни одну, ни другую, обе об этом прекрасно знали, и это придавало ситуации миндальный привкус опасности.

- Ты очень изменилась после возвращения.

- Война всегда меняет.

- Да. И меня это напрягает - знаешь, почему? - Ария остановилась и взглянула Кей в глаза. - У тебя есть опыт, которого нет у нас. Которого нет даже у Шепард, при всём моём к ней уважении.

Кей слегка прищурилась и непроизвольно погладила рукоять меча - да, того самого меча, который забрал из "той" фазы Тейн. Лучший его подарок за всё это время.

- Я не стремилась получить этот опыт, Т'Лоак, можешь мне поверить. И если ты всё ещё хочешь отомстить мне за смерть Аленко - я готова.

- Месть отложим на "после войны", дорогуша.

Азари произнесла это таким усталым голосом, что девушка вздрогнула и впилась в неё взглядом, поразившись внезапной перемене тона. Но Королева Омеги выглядела, как всегда, - разве что огонька в глазах было поменьше.

- Я видела, как ты проводишь тренировки. - продолжала та. - Не жалеешь ни их, ни себя. И я хочу тебе сказать...

"...что ты слишком много на себя берёшь, и лучше бы поумерить пыл", про себя закончила Кей. Именно это ей говорили Кайден и Вега, когда им доводилось видеть, с каким упорством, граничащим с маниакальностью, дочь Кай Ленга натаскивает своих фантомов - будем честны - убивать быстро и эффективно.

Ведь после правильных ударов катаной или ниндзято - не встают. Так говорил лучший оперативник "Цербера".

- ...так держать.

Точёная ладонь цвета лаванды прижалась к сетке. Ария изогнула губы в невесёлой усмешке:

- Учи их убивать, девочка. Хорошо учи. Чтобы мы не остались беззащитны перед тем, что придёт из-за Нулевого ретранслятора.

Тепло пальцев азари смешалось с теплом человеческих пальцев, когда Кей тоже коснулась металлических переплетений ограждения.

Через мгновение они разошлись в разные стороны, не сказав больше ничего и не оглядываясь. Но это рукопожатие обе женщины запомнят навсегда.

***

Поднявшись к себе после ужина, Кей устало опустилась на кровать, практически никогда не застилавшуюся: утром, едва продрав глаза, нужно бежать на тренировку, вечером никаких сил не хватает разбирать и аккуратно складывать покрывала-подушки. Девушка потянулась и лениво цапнула забытый на тумбочке уни. Брать его с собой на занятия с фантомами смысла не имело, тем более, что все важные вести сообщала СУЗИ по общей связи. То есть, в последнее время не сообщала по причине их отсутствия.

"Сиха, пожалуйста, зайди ко мне как только освободишься".

В этом весь Тейн - ни зачем, ни для чего, ни тебе здравствуй, ни тебе до свидания. Коротко и ясно, в стиле их переговоров на заданиях "там". Неистребимая привычка, которую переняла и она сама.

Смирившись с тем, что "поспать можно и подождать", Кей спотыкающейся походкой форсировала коридор и легонько стукнула в одну из дверей "мужской" половины.

- Проходите. - послышалось обычное "приветствие" дрелла. Долго упрашивать девушку не пришлось.

- Ты хотел поговорить? - она едва уловимо провела подушечками пальцев по щеке Криоса и улыбнулась.

- Да, сиха. Сначала - поговорить. - он мягко отстранил её руку. - Это касается вопроса подлинности твоих родителей.

19:03 

Часть 3. Глава 8. Побег. Всё... пропало?

- И это - высшие, мудрые и совершенные существа? Всё, что они могли придумать - это энергетический стазис в пустой комнате?! Нет, я не могу постичь подобного "совершенства", наверное, я и вправду чего-то не понимаю в этом мире! - Явик уже минут сорок повторял сие высказывание в самых разнообразных вариациях, благо, что выражать недовольство никто не запрещал.

Импровизировать, как собирался, протеанин, не пришлось: против телекинеза особенно не повыделываешься, а выстрелы до "высших существ" просто не долетали, рикошетя во все стороны от невидимых щитов. Так что это оказалось ещё и опасно для стреляющего - а ну, как отрикошетит в глаз? Вот то-то же.

А самым обидным лично для коммандера Явика стало то, что его как бы никто в расчёт и не брал. Игнорировали всё абсолютно, от Шейры до распоследнего из её блохастых помощников, которые ко всему прочему имели настолько постные физиономии, словно на них каждый день накладывают взыскание с занесением в личное дело.

Правоохранительные органы, которые на деле не охраняли ничьи права, работали у джан'эль быстро и решительно. Стоило Шейре приказать "Зал пресечения действий - до конца следствия. Выполнять", как в этот самый зал их и препроводили. С почётом, тихо и незаметно, подняв уже видимые щиты, похожие на алые облачка вокруг тел. Протеанин уже чувствовал, что возненавидит этот оттенок красного до конца жизни.

Ничего особенного зал пресечения не представлял: мрачное помещение с едва разгоняющими сумрак гроздьями оранжевых шариков-светодиодов на потолках. Ряды одинаковых прямоугольных "клеток", стенами в которых служили силовые поля. В такой клетке невозможно было ни сесть, ни тем более, лечь, ни дотронуться до "стен", не рискуя получить зарядом по самое не хочу. Как ни странно, Явика даже в клетку никто сажать не стал, несмотря на его попытки вызвать у конвоиров хотя бы злость.

Полное безразличие. Дословное следование инструкциям. Безоговорочное повиновение.

Высшие существа, триста хасков им к порогу.

- Они действуют предельно функционально. - После очередного излияния четырёхглазого, Предвестник всё-таки изволил подать голос из своей "одиночной камеры". - Необходимости в излишних действиях никто не видит.

- И... они всегда так действовали? И ты тоже?

Протеанин уже перешёл от стадии злости к стадии хмурого смирения, что с ним бывало редко.

- Всегда. С тех пор, как наша раса была вынуждена воспользоваться физическими телами. Это придаёт нашим действиям целесообразность, обоснованность, и предотвращает трату энергии.

- Здесь, я смотрю, все помешаны на предотвращении траты энергии. Это даже не тоталитарная империя, это... как там эти образования назывались у людей? Это концентрационный лагерь какой-то, размером с планету.

- Нет данных.

- Данных у него, видите ли, нет... а какие-нибудь идеи о том, что делать дальше, - есть? На что-то же вы с Шепард рассчитывали, когда затевали эту авантюру? Ладно, она примитивная человеческая женщина, но ты-то...

Одно Явик решил для себя точно: что бы не пришло в больную голову этого блохастого, он, Явик, никуда не денется. Потому что в любой команде должен оставаться хотя бы один здравомыслящий... человек, протеанин, да кто угодно. Главное - мыслить здраво.

- У нас был план. Предъявить Комиссии доводы, согласно которым мир КЗ-4 должны исключить из Спирали и убрать оттуда все виды влияния на события. Но в настоящее время это невыполнимо, поскольку...

- Слишком много слов. - Поморщился четырёхглазый. - Я представляю, почему невыполнимо, благодарствую - сам видел. Но запасной вариант должен существовать? Или годы в суперструктуре приучили тебя сначала жарить лучом добра, а потом думать? Здесь это вряд ли прокатит.

Мысленно он схватился за голову: невольно подслушанные от людей слова сами по себе слетали с языка, превращая манеру речи из приличествующей последнему представителю могущественной расы в нечто совершенно несусветное. Самому стыдно. Хорошо хоть, собеседнику на это, скажем откровенно, плевать.

- Нужно подумать.

Клетка-капсула-силовая ячейка тем временем начала словно светиться изнутри - пока слегка, едва уловимо для постороннего взгляда.

- Это ты так думаешь... со страшной силой? - ехидно уточнил Явик. - Смотри, не перенапрягайся, а то поджаришься на месте.

- Эти барьеры предназначены для локалицазии и впитывания волновой энергии. Но по неизвестным нам причинам, в данном случае они не впитывают, а накапливают рассеиваемую энергию.

- Ну спасибо, сразу всё стало предельно понятно.

- Не за что, примитивный.

Невольно протеанин обратил внимание на "откат" интонаций Предвестника до практически изначальных, то есть никаких. То самое синтетическое равнодушие, которое пугало менее хладнокровных существ.

Не обдумывание этого занятного факта у него ушло минут десять полной тишины, по истечении которых Явик решил, что "война - войной, а обед - по расписанию", и скоро придётся настоятельно потребовать у гипотетических тюремщиков чего-нибудь съедобного: не чистой же энергией они питаются?

- Коллегия Иерархии потребует полного сканирования памяти - повторно. Следовательно, необходимо покинуть Директорию и опередить Шейру. Она непременно будет возражать против сканирования. Мотивируя это тем, что застала меня на месте преступления, и ей должны поверить на слово.

- То есть, ты предпочитаешь, чтобы тебе снова пропекли мозги, справедливому и гуманному суду с этой драной кошкой в роли главного прокурора? Я могу это понять, разумеется, но это довольно рискованно. Не забывай, что есть ещё одна маленькая проблема по фамилии Шепард, которая наверняка имеет своё веское мнение по этому вопросу.

- Нужно покинуть Директорию, забрать Шепард и отправиться к Главе Иерархии. Его решение не сможет оспорить ни Шейра, ни любой другой Секретарь либо Председатель.

- А если Шепард не захочет забираться? За всё это время она не проявила желания что-либо предпринимать.

- Она индоктринирована. Необходимо вывести её из-под воздействия в максимально короткие сроки.

Явик почувствовал, как по спине под бронёй прогарцевал караван весёлых мурашек, каждая из которых была размером с доброго варрена. Или со злого варрена, кто их разберёт, различаются ли они размерами.

- То есть... вы, паршивцы, ещё и индоктринацию придумали?! - прошипел он, сжимая до боли приклад излучателя. - Ваша прелесть?! Ох, блохастые, бить я вас буду... за всё хорошее... ох, и буду я вас бить...

Понимание того, что раса протеан погибла несколько фаз назад, что сам Явик не имеет прямого к ней отношения, являясь не просто копией, а копией копии, вовсе не прибавило снисхождения четырёхглазому. Напротив, он жаждал мстить всем и за всех, разрывать проклятых кошек голыми руками, только за то, что они возомнили себя уполномоченными портить жизнь другим разумным существам...

- Примитивный. Приготовься.

"К чему?" - хотил зло спросить протеанин, но не успел.

В зале полыхнуло. Интенсивно так полыхнуло алым, отчего Явик вскочил и попятился. Помещение заволокло дымом, во все стороны полетели обломки чего-то острого и твёрдого.

- Что ты творишь?! - возмутился четырёхглазый, инстинктивно засветившись биотикой, которая, к сожалению, не действовала на джан'эль, но могла бы быть полезна в некоторых бытовых ситуациях. Например, когда поблизости что-то взрывается.

- Ничего. Свершившееся событие не имеет отношения к сотворению чего-либо. Произошла перегрузка силового барьера количеством локализованной энергией, и барьер взорвался. Целесообразно покинуть Директорию в кратчайшие сроки.

- Ну, раз ты так говоришь... - Явик пробрался туда, где, по его представлениям, располагалась единственная "занятая" клетка, и протянул руку.

- Уходим, и быстро. Я показываю дорогу, ты говоришь, куда поворачивать - ясно?


За дверями зала их ждал неприятный сюрприз - отключенные подъёмники. Похоже, все, кто работал в Директории, уже покинули здание и дисциплинированно выключили за собой все источники питания. Так что, помимо перспективы спускаться с пятьдесят шестого уровня (если верить примеченным днём обозначениям) своим ходом, предстояло совершать этот подвиг ещё и в полной темноте. Очаровательно, как сказал бы Джеймс Вега. И в кои то веки Явик согласился бы с ним полностью.

- Направо. Здесь будет поворот и выход под арку... нам туда... не надо.

Уже свернувший протеанин от души ругнулся.

- Ты бы говорил лучше, куда надо, чтобы не терять время. Это было бы действительно целесообразно.

- Примитивный, мы не были в Директории восемьдесят пять циклов. чтобы извлечь из памяти её план, необходимо время, и допустимы погрешности в выборе направления...

- Напомни мне потом, что я собирался высказать то, что думаю о ваших планах, Директории, и вас самих! - Явик протянул руку вперёд, "подсвечивая" зеленью биотики себе дорогу.

- Ты можешь высказать своё отношение сейчас, примитивный.

- Ну уж нет. Просто так это не делается - кроме того, я хочу, чтобы это услышали все. - отрезал протеанин. - Это семнадцатый уровень. Осталось не так много, и...

- ...Остановиться и опустить руки! Выполнять! - раздалось позади.

"Твою мать Жатву!"

Явик послушно остановился, светя тёмной энергией на пол. Оборачиваться даже не стал: знал прекрасно, что за спиной стоит очередной дисциплинированный кошак, готовый связаться с начальством и доложить всё, что нужно, а в случае оказания сопротивления - просто приложить беглецов лучом добра и радости, чтобы потом с чистой совестью написать рапорт о "сопротивлении при задержании".

Стало даже немного совестно - не активируй он биотический импульс, их бы, возможно, и не заметили. Но что уж теперь гадать, случилось - так случилось. Придётся дожидаться другого подходящего шанса покинуть это негостеприимное учреждение.

И тут пришлось удивиться. Даже, скорее, УДИВИТЬСЯ. Потому что голос с мяукающими нотками неуверенно произнёс:

- Вы... можете... продолжать путь... и... удачи.

Дожидаться, пока неизвестный охранник передумает, они, конечно же, не стали.


- ...Так оно и действует. Резкое неприятие всех ограничивающих норм и желание подчиняться только собственным мотивам и целям. Жаль.

- Чего жаль? - бросил Явик, протискиваясь между краем какой-то клумбы и стеной здания. - Того, что мы всё-таки свалили из этой вашей Директории, или того, что этот парень не вызвал подкрепление? Расовая солидарность взыграла?

Они довольно быстро удалялись от центральных кварталов, держа курс на специальный госпиталь. Предвестник, поначалу отстававший, теперь мало что не тащил Явика за собой, показывая направление - неизвестно, правда, как ему удавалось ориентироваться в "сбрасываемой" протеанином картинке происходящего, если способы восприятия джан'эль и протеан так сильно различаются. впрочем, скорее всего, потеря физического зрения этому только способствовала: не нужно было отвлекаться на видимый спектр. А вот то, насколько глубоко он видит на нижних частотах, и видит ли вообще, оставалось загадкой.

Поразмыслив, четырёхглазый запутался окончательно, вспомнив, помимо прочего, что недокументированные возможности "декстро-перевёртышей", которых в больших количествах производила и заставляла работать на себя Сюзанна, так никто выяснить и не удосужился. В самом деле, что здесь отсюда, а что от кошачьей природы, а что от изначальной структуры, а что от синтетики, а что от дурости... и ханар ногу сломит, пока разберётся.

- Жаль, что его убьют. Воздействие... необратимо. Он уже никогда не вернётся к служению Иерархии.

- Так, стоп-стоп-стоп. То есть, ты хочешь сказать, что любой из твоих сородичей, встретив тебя и не будучи защищён щитом...

- Да.

- Кажется, я понимаю, почему та блохастая подстилка так стремится от тебя избавиться. Если она так предана Иерархии, то, конечно же, не потерпит второй гражданской войны - или что там у вас случилось в прошлый раз. - заметил Явик, про себя добавив, что никто из протеан на месте Шейры не поступил бы иначе. Наверняка.

Дальнейший путь до госпиталя они проделали в молчании. Явик прекрасно помнил, где расположена палата Шепард, и не стал задерживаться у стойки регистрации - тем более, что ночная дежурная куда-то отлучилась: вопиющее нарушение дисциплины!

"Будем считать, что ей сегодня несказанно повезло".

У двери он замешкался. Оценивающе окинул взглядом Предвестника и присвистнул:

- Не могу сказать, что не пойму, если Шепард тебя и на порог не пустит. Я бы тоже сначала выстрелил, а потом стал разбираться... а она у нас нервная, беременная и биотик, боюсь, это сочетание уж очень смертоносное...

- Открывай.

Едва слышно звякнул запирающий элемент, и Явик понадеялся, что Шепард не решит, что в палату вломились враги и желают её похитить - как вариант.

Следует заметить, что остутствие даже намёка на камеры слежения как-то выводило из равновесия. Неужели джан'эль так доверяют друг другу? Хотя, охрана ведь у них есть. И не такая уж... непреодолимая она, эта охрана, как выяснилось совсем недавно.


- Кто та... Явик, что ты здесь делаешь в такое время? - Шепард, видимо, ещё даже не ложилась, поскольку поднялась с кресла у кровати и отложила в сторону планшет, а вовсе не сонно высунулась из-под одеяла. - Не мог утра подождать, что ли? Как тебя только пропустили...

- Сам прошёл. - буркнул протеанин, отступая в сторону и пропуская Предвестника в палату. Но тот, вопреки ожиданиям, остановился на пороге и стиснул руку четырёхглазого. Явик удивлённо на него покосился:

- Эй, что с тобой?

- С кем ты разговариваешь? - недоумённо спросила Шепард, запахивая поплотнее пушистый серый халат и подходя ближе. - Явик, ты точно в порядке? что ты хотел мне сказать?

"Притворяется, или и вправду не замечает? Вряд ли притворство, это не в её стиле. Не спорю, она может отколоть много чего, но демонстративное игнорирование - это уже слишком. Всё равно выдала бы себя, хоть голосом, хоть взглядом..." - проносились в треугольной голове Явика, пока он пытался понять, что ему кажется таким уж необычным в лице экс-капитана.

И тут до него дошло. Зелёные глаза.

Зелёные.

Пришедшее через тактильный контакт видение подтвердило безумную догадку.

"Хм. Блохастые все такие извращенцы, или только некоторые?"

Поскольку Шепард молчала и выжидающе таращилась на нежданного гостя, протеанин решил не молчать так загадочно, а всё-таки спросить:

- Ты ничего необычного не замечаешь, Шепард? Вообще ничего?

Наташа потеребила собранные в хвост волосы.

- Да нет. Что с тобой, всё-таки? Ты выглядишь... взволнованным.

Протеанин понял, что ещё немного - и его точно накроет.

- Она индоктринирована. Полностью. Шейра выиграла времени... достаточно... для этого. - прошептал Предвестник.

- Да какого лысого варрена? - Явик, не выдержав, встряхнул женщину за плечи, не слишком сильно, но ощутимо. - Ты, что, ничего не помнишь? Ну же... Земля... Жатва... что-нибудь из этого? Предвестника помнишь? Гарруса помнишь?

- Оставь меня в покое! - она резко отстранилась. - Будто не помнишь, что всех Жнецов мы уничтожили пять лет назад... и что Гаррус погиб на Палавене... тебе, что, заняться больше нечем? Или ты не в себе?

"Почему она не видит контактную информацию?!"

- Ну всё, Явик, хватит. Приходи, когда будешь в адекватном состоянии, хорошо? Я с радостью поговорю с тобой, например, завтра - Шейра как раз обещала показать мне планету. Думаю, она будет не против твоего общества, ведь ты тоже мой друг.

Дверь закрылась с тихим шипением. Явик потрясённо помотал головой, соображая, можно ли уже паниковать, или всё ещё поправимо.

- Возвращаемся к суперструктуре. - ровно проговорил Предвестник. - Необходимо встретиться с Главой Иерархии. Пока это ещё обратимо. Моё воздействие не снимет ЭТО с неё.

Явик выразительно схватился за голову.

22:16 

Часть 3. Глава 9. Явик и реанимация. "Здравствуйте, я ваш... Назара".

Суперструктура находилась не так уж и далеко от госпиталя, но за то время, пока они добирались из "точки А в точку Б", Явик успел проклясть всё и всех на свете.

Во-первых, уличное освещение. Тот же идиотский оранжевый свет, причём такой яркий, что на неоновые панели, укреплённые на стене каждого здания, было больно смотреть. По большому счёту, и ходить-то с таким освещением было проблематично: резкие контрасты света и тени затрудняли ориентацию в пространстве, превращая путешествие по улицам в сюрреалистический квест.

- По ночах ходить запрещено? - иронично спросил протеанин, приглядываясь к полосам света на тротуарах в поисках разметки, благо, она здесь присутствовала.

- Нарушать общественный покой запрещено.

Во-вторых, случайные прохожие, которых приходилось огибать десятыми закоулками. Не то, чтобы их было так много, но с десяток джан'эль им встретилось точно. К счастью, Явик уже наловчился распознавать в непривычных ночных звуках мягкие шаги по полированным плитам.

В третьих... А вот "в-третьих" случилось совершенно неожиданно, и повергло четырёхглазого в лёгкое недоумение, плавно переходящее в полный ступор.

Говоря словами самого протеанина, "этот блохастый упырь в очередной раз решил сдохнуть совсем, и при мне, что само по себе - вопиющая бестактность". Впрочем, сложно было ожидать чего-то иного после двухдневного марафона, включающего в себя полное сканирование, визит Шейры, путешествие в Директорию, арест, побег из-под ареста и разговор с Шепард.

Говоря словами Предвестника, "это ПРИМИТИВНОЕ физическое тело..." (далее можно вставить протеанские ругательства по вкусу, ибо язык сгинувшей империи идеально подходит для выражения крайнего неодобрения).

Явик чуть было сам не схватился за сердце, когда увидел, что его спутник медленно и весьма печально оседает на мостовую. Вместо этого хватиться пришлось за голову.

"Как, Жатва побери, оказывается первая неотложная помощь? Людям-то? Кабы я знал..."

Вот тут-то протеанин и пожалел, что не слушал по пути к Нулевому ретранслятору лекции доктора Мэлона, который, с присущим ему энтузиазмом, описывал всевозможные виды недомоганий и способы их лечения каждому, кто пожелает послушать. Может быть, почерпнул бы для себя что-то полезное, а теперь-то - что остаётся делать,скажите на милость?!

Собрав в кулак волю и все крупицы познаний о "человеках обыкновенных", Явик присел на корточки и пощупал пульс отключившегося спутника. Точнее, попытался пощупать, сначала на запястье здоровой руки, потом на горле. На всякий случай даже с обеих сторон, мало ли что.

Пульса не было. Ни в одной из предполагаемых точек его нахождения.

"Ну вашу ж дивизию!"

Наклонившись, Явик прислушался, надеясь уловить хотя бы дыхание. Тоже абсолютно безуспешно. Проверка методом "найди что-нибудь блестящее и поднеси к губам, а потом надейся на чудо", в свою очередь, ничего не выявила. Ну, то есть, ни дыхания, ни понимания, что делать дальше.

Постепенно протеанин начал понимать, что дело дрянь. Причём конкретно дрянь - до суперструктуры ещё три квартала, а человеческие тела отличаются одной занятной особенностью: без вентиляции лёгких и циркуляции крови они немножечко умирают. Так что надо делать что-то прямо сейчас.

Решив использовать последний шанс (а вдруг всё не так уж плохо), Явик аккуратно оттянул веко правого глаза Предвестника и глубокомысленно изучил сузившийся в точку зрачок. Потом почесал в затылке, наклонился и в очередной раз напряг слух, но тщетно - сердце, если и билось, то хорошо скрывало этот факт.

Будь на месте протеанина его "оригинальный" тёзка, прошедший две войны и реагирующий быстрее, чем успевал осознать произошедшее, он бы не раздумывал столько времени. Но, поскольку единственный оставшийся в текущей реальности Явик не имел столь богатого опыта, ему понадобилось, как минимум, три минуты для принятия самого тяжкого в его жизни решения.

- Кому рассказать - не поверят. Хотя мне ещё повезло. Как Шепард управлялась с глючащей суперструктурой - ума не приложу... - пробурчал он, пытаясь морально подготовиться. Ну, всё. Время терять уже точно нельзя, а то не к ночи упомянутая экс-капитан, когда выйдет из-под индоктринации...

Шесть глубоких вдохов, пять нажатий на грудную клетку. Разумеется, сколько чего полагалось, Явик в упор не помнил, но решил полагаться на свою интуицию. Кривился от горького запаха "правой" крови, фыркал недовольно, но не останавливался. Экстремальный способ реанимировать уже почти отошедшее в мир иной существо, которое вот уже несколько недель так старательно пытается покинуть общество живых.

- Что бы вы без меня делали, примитивные... Да вашу дивизию Жнецами через выпускные клапаны!!! Надеюсь, Мэлон не будет возмущаться, что я придал ему забот излишней старательностью. - бормотал четырёхглазый в перерывах между "подходами". - Как минимум, я уже заслужил памятник при жизни, а если ещё и в здравом уме останусь - пусть представляют к ордену мужества, так и быть, соглашусь...

Звук собственного голоса успокаивал. А то, что Равана не проявлял заметного желания дышать самостоятельно, напротив, ввергало в лёгкую панику. Ну сколько же можно, в самом деле!

В конце концов, протеанин начал просто и безыскусно декламировать тот самый "большой имперский загиб", потому что другие слова закончились. И строке где-то на сорок пятой этого шедевра протеанской инвективной лексики, старания и страдания Явика увенчались успехом.

Убедившись, что ему не послышалось и не почудилось, что сердце действительно неуверенно начало трепыхаться, а металлическая пряжка любимой портупеи действительно слегка помутнела, протеанин немного воспрянул духом. По крайней мере, теперь его точно не обвинят... ни в чём.

- Добро пожаловать обратно, но, честно говоря, как же ты меня заколебал. - едва отдышавшись, высказался Явик и, хрустнув позвонками, с наслаждением распрямил спину. Может быть, за прошедшие пятнадцать-двадцать минут кто-то и стал свидетелем спонтанного сеанса искусственного дыхания с непрямым массажем сердца, но в таком случае этот "кто-то" сам виноват. Нечего шляться по улицам после полуночи.

- И последний этап. - Четырёхглазый взвалил на плечо бессознательное тело. - Если в ближайшие пять минут случится ещё какая-нибудь подлянка, я за себя не отвечаю.

Наверное, изменчивая леди Судьба его услышала, потому что до суперструктуры они добрались без происшествий. Но и там Явику не суждено было обрести душевный покой и физический отдых. Такова жизнь.

***

- Это опасно, и я против этой твоей затеи! - надрывался во всю глотку Гаррус, обращаясь, кажется, к одному из мониторов. Протеанин, с облегчением сдавший "кошачью тушку" на попечение Мэлона, заглянул турианцу через плечо и хмыкнул, увидев пробежавшие по экрану буквы:

"Это единственный способ помочь маме и девчонкам. Они ведь могут вообще не родиться, ты знаешь? Всё продумано. Не спорь, я лучше знаю".

- НУ ДА. - отозвался интерком над головой Явика. - ТЫ, С ВЫСОТЫ СВОИХ ЧЕТЫРЁХ НЕДЕЛЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ, ЗНАЕШЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ВЗРОСЛЫЕ РАЗУМНЫЕ СУЩЕСТВА.

Гаррус с внезапной солидарностью кивнул: - Вот-вот. Тем более, что мы не разбираемся в этих ваших волновых структурах, и не понимаем, говоришь ли ты правду.

- Это что? - поинтересовался протеанин, - неужели кто-то из капитанских детей подаёт голос?

- Да, - турианец дёрнул мандибулами с крайне раздражённым видом. - Утверждает, что Шепард индоктринировали полностью, что она уже не помнит половину лиц и событий, и что она вполне может пойти против нас, если ей прикажут. По мне, полнейшая чушь, нашу Шепард индоктринировать не так-то легко, если вообще возможно.

Явик с горечью бросил:

- Это правда. Я только что её видел. Она в их власти, и пока я не знаю, как это обратить. Но одно могу сказать точно: нам путь к ней в данный момент заказан.

- ЧТО?!

- Как?

"Я же говорил!!!"

- Она утверждает, что во время Жатвы мы уничтожили всех синтетов, что ты, птица, помер на Палавене, и ещё она в упор не увидела блохастого, хотя он стоял рядом со мной. По-твоему, это можно симулировать? Я касался её. Я не ощутил фальши. Но она ничего не уловила - из того, что я пытался ей показать.

- Я пойду туда! - рванулся Вакариан, но Явик ухватил его за плечо.

- Бесполезно. Ты только нервы себе потрепешь, а тебе и так не мешало бы учиться сохранять спокойствие в экстренных ситуациях. Представь, что тебе придётся... например, делать искусственное дыхание злейшему врагу? - он оценил квадратные глаза Гарруса и покровительственно усмехнулся: - Ну вот, для этого и нужно умение не поддаваться панике. Что предлагает детёныш?

- Вселиться в первую подходящую физическую оболочку, чтобы получить возможность действовать самостоятельно. - отчеканил турианец. - Я против.

- Я ТОЖЕ.

"Я же сказал, что это безопасно! Мне удастся проникнуть в те места, куда не удастся вам, когда я получу тело и личную карточку какого-нибудь джан'эль. Никто даже не заметит подмены, я легко имитирую соответствующий рисунок структуры, и выдержу сканирование любой глубины! Просто поверьте мне".

- Что ж, мы действительно не знаем ничего о внутреннем устройстве местных жителей. А спросить у блохастого сейчас не выйдет, Мэлон клянётся, что раньше следующего утра он не придёт в сознание... - Явик пожал плечами. - Если детёныш так уверен, то почему не попробовать? Насколько я понял, Шепард с каждой минутой всё дальше от той женщины, которую мы все знаем.

- ЭТО СЛИШКОМ РИСКОВАННО.

- Слишком рискованно было лезть под луч Аднит! - не выдержал протеанин. - А это достаточно обоснованный шаг. Я голосую "за".

- Платформа тоже голосует "за", - послышалось от двери отсека. Подросшая чёрная кошка, мурлыкая, потёрлась о ноги помрачневшего Явика.

"Значит, нас трое против двух - и я выиграл! Ждите, скоро буду у вас!" - четырёхглазый почти что почувствовал радость, повеявшую от этих строк. Кажется, детёныш-то весь в мать, и хорошо, если только в неё...

- Подожди, подожди-ка. Как мы узнаем, что ты - это ты? Как говорят люди, ночью - все кошки серы, а на слово я уже не верю. - вмешался Вакариан, видимо смирившийся с итогом спора.

- ПУСТЬ НАЗОВЁТ ПАРОЛЬ.

"Я назову своё имя - вы же все его знаете, правда? Мама должна была говорить. Ладно. Ждите!" - экран потемнел.

Легион покрутил фонарём и уведомил остальных:

- Ферон-дрелл покинул суперструктуру пять с половиной минут назад, активировав стелс-поле. Платформа предлагает провести наблюдение за его действиями.

- Ой, да брось, парень просто погулять вышел. - отмахнулся Гаррус. - Я тоже предпочитаю не рисоваться перед этими отмороженными...

Дальнейший разговор не клеился. Турианец напряжённо обдумывал последние новости, протеанин хмуро полировал ствол излучателя, гет что-то просчитывал на наручной панели.

Лёгкие быстрые шаги, несмотря на общее ожидание, застали врасплох всех присутствующих. Никто не двинулся с места, но головы синхронно повернулись ко входу.

"Где он достал такую драненькую шкуру?!" - невольно удивился Явик про себя.

Вошедший "кот" (если это, конечно, была не "кошка", что сразу не определить) был... пёстреньким. Это самое подходящее слово: рыжие и серые полосы разной ширины, сплетённые в сложные узоры на ушах и пушистом хвосте, кончик которого виднелся из-под излюбленного одеяния джан'эль - чёрной накидки с капюшоном.

- Привет. - голос новоприбывшего звучал весело. - Меня зовут Назара.

21:42 

Часть 3. Глава 10. Краткий курс истории джан'эль.

I have to try to break free
From the thoughts in my mind.
Use the time that I have,
I can't say goodbye,
Have to make it right.
Have to fight, cause I know
In the end it's worthwhile,
That the pain that I feel slowly fades away.
It will be alright.*



Солнце едва позолотило крыши зданий, а Ответственный Секретарь Шейра уже направлялсь в служебном гравикаре к специальному госпиталю. Разумеется, она уже прекрасно знала о ночном происшествии. и то и дело расплывалась в довольной улыбке. Всё идёт по плану. Наконец-то всё идёт так, как нужно.

Грави петлял по улицам, проезжая мимо одинаковых небоскрёбов и резко контрастирующих с ними "неблагополучных" кварталов. В последних селились остатки тех, кто пережил последнюю гражданскую войну, и Иерархия закрывала глаза на то, что поддерживать дисциплину и порядок эта прослойка общества была не в состоянии. Слишком шумные переулки, слишком неподходящие для столицы приземистые разноцветные домики, слишком непринуждённая, недопустимая для серьёзных существ атмосфера.

Вот и сейчас наперерез гравикару выскочил какой-то детёныш, погнавшийся за мячиком, и испуганно замер прямо посреди дороги. "Пшёл вон, дурень" - чётко проартикулировал ему водитель, но малыш был слишком растерян, чтобы реагировать, а экстренное торможение на такой скорости размажет гравикар между молекулами воздуха, не меньше. И это в самом лучшем случае.

Шейра недовольно вздёрнула губу, обнажив полированные передние зубки. От этих... неадекватных... одни проблемы, и никакой пользы. Давно пора издать постановление о сносе этой клоаки, которая только портит репутацию и внешний вид планеты.

До столкновения осталось букально пара мгновений, когда неторопливо шагающий по тротуару прохожий буквально молнией метнулся к зажмурившемуся детёнышу и выволок его за шкирку из-под просвистевшего почти у самого его носа правого борта грави. Для водителя это стало последней каплей, и он сбросил скорость так быстро, как только мог без создания неудобства для высокопоставленной пассажирки. Через пару кварталов, уже оказавшись в облагороженном центре, где практически отовсюду был виден стеклянный купол Директории, гравикар остановился окончательно.

Пока водитель, всё ещё пребывавший в лёгком шоке, пытался вытащить из пачки курительную палочку, Шейра откинулась на спинку сиденья и, нащупав стакан с тонизирующим коктейлем, сделала большой глоток. Не то, чтобы инцидент расстроил её, но с этими психованными точно нужно что-то делать. Пятнадцать поколений джан'эль с искорёженным восприятием реальности - это не самый

лучший контингент для фактически центрального района. Возможно, позже получится убедить Коллегиалов переселить всю эту ораву куда-нибудь на окраины.

Остаток пути прошёл без инцидентов, что не могло не радовать. Бело-оранжевая ракушка госпиталя показалась из-за очередного поворота как раз тогда, когда синхронизированные друг с другом часы на Директории и Ратуше пробили официальное начало дня - шесть отрывистых звуков, рождающих гулкое эхо, заметавшееся внутри дворов-"колодцев". В следующие полчаса улицы заполнятся спешащими на рабочие места джан'эль, чтобы потом опустеть на два часа, до общей побудки детёнышей школьного возраста, которые сейчас сладко зевали и переворачивались на другой бок, сообразив, что это "взрослый" сигнал. А потом всё стихнет до вечера, когда первый час пробёт для школьников, а второй - для их родителей.

Водитель подал Шейре руку, и она, сама для себя неожиданно, позволила себе небольшую шалость - пощекотала ресницами на ладони почтительно сложенные пальцы, и, мимолётно дёрнув ухом, прошла мимо.

Дежурная кивнула, не подобострастно, как кивало большинство стоявших ниже по Иерархии, а механически, фиксируя факт прибытия Шейры в здание. Теоретически, Секретарю сейчас полагалось предъявить личную карточку и пройти сканирование на предмет запрещённых вещёй, но это... только теоретически. На практике же ещё никто не осмелился даже полунамёком указать Шейре на рамку малого сканера.

Бесшумный лифт вознёс джан'эль прямо к дверям палаты Шепард. Стучать Ответственный Секретарь и не подумала, и вошла, как раз вовремя, чтобы увидеть "подругу", сосредоточенно заваривающую чай.

Ещё одна блажь примитивных. Как вообще можно пить это горчащую гадость?! Тем более, что пользы организму от неё - никакой?

Впрочем, люди всегда были склонны к мазохизму разной тяжести проявления, вспомним хотя бы их неспособность обходиться без лишних эмоций и привязанностей.

- Доброго дня. Как тебе твои новые глаза?

"Главное - следить за тоном и выбором слов. Чем сильнее будет впечатление доверительных отношений, тем легче будет подчинить примитивную нашей воле. На то время, на которое потребуется".

Шепард повернулась к гостье, машинально затягивая потуже пояс халата.

- Доброе утро, что ли... Странно как-то, честно говоря. Я вижу разноцветную дымку вокруг предметов и живых существ - так и должно быть?

- Конечно. - Шейра изобразила дружелюбную улыбку. - Ты теперь видишь ореолы предметов. Заметила, что они бывают ярче и тусклее? Яркие - это живые существа, тусклые - это неорганика. Самые яркие ореолы от энергетических объектов. Если хочешь, я расскажу тебе во время прогулки, как можно легко считывать информацию с любого ореола. Это, на самом деле, довольно удобно.

- Классно. - фыркнула Наташа, наливая чай в пластиковый стакан. - Тебе не предлагаю, потому что слышала, что вы их не любите... а у меня какой ореол?

Шейра слегка прищурилась, хотя и так отлично видела сиреневые вспышки на серебряном мареве. Забавно. Кажется, что-то изменилось по сравнению со вчерашним днём. Только вот что? Джан'эль никак не могла сообразить и, в конце концов, одёрнула себя: вряд ли очень уж важно, что происходит в организме какой-то примитивной, если она сама не проявляет беспокойства или признаков недомогания.

- Светло-жёлтый. Вы называете такой цвет лимонным. Пока ты завтракаешь, я могу рассказать тебе немного об истории нашего народа, хочешь?

- Хочу. - с готовностью кивнула женщина, выкладывая на блюдце свежеиспечённые булочки. Как можно употреблять сладкое тесто с горьким напитком, оставалось для Шейры непостижимым. Она присела на подлокотник кресла, отметив, что, по крайней мере, при примитивной можно дать себе волю и вспомнить некоторые домашние привычки. В приличном обществе за такое давно бы объявили взыскание с формулировкой "неуважение к собеседнику".

- Ну, не буду утомлять тебя экскурсом в давние времена, когда мы ещё не имели вот этих физических оболочек. Современная история джан'эль начинается всего двести шестнадцать циклов назад, когда мы основали столицу и выстроили Иерерхию в обществе. С тех пор и установлены порядки, согласно которым от любого взрослого и разумного члена общества требуется максимальная эффективность выполняемой работы, неукоснительное соблюдение социальных законов и соответствие занимаемой в Иерархии ступени.

- А те из вас, кто курирует миры, входящие в Спираль? Они ведь вдобавок... - Наташа отхлебнула глоток чая, - дают подписку о неразглашении местонахождения вашей планеты? И, кстати, что такое Спираль и зачем вам наблюдать за мирами внутри неё?

Пару минут Шейра задумчиво молчала. Было ожидаемо, что примитивная начнёт задавать скользкие вопросы. Задача только в том, чтобы выдавать информацию строго дозированно, ненароком не спровоцировав ещё больше недоумённых вопросов. О любознательности данной особи Секретарь была наслышана весьма и весьма.

- Кураторы соблюдают множество запретов, в том числе и упомянутый тобой. Спираль... позже я покажу тебе наглядно, что это такое. Так вот - восемь циклов назад наше процветающее общество оказалось под угрозой полного исчезновения. Началась гражданская война.

- Из-за чего? Вы не похожи на существ, которые вот так просто могут взять и начать войну всех против всех. - усмехнулась Шепард. - Неправдоподобно звучит.

- Не всё так просто. Если ты читала учебники, которые я оставила тебе вчера, то уже знаешь, что каждый из нас оказывает определённое воздействие на окружающую среду и на окружающих разумных существ. Это обусловлено свойствами изначальной волновой структуры - поэтому в приличном обществе принято активировать энергетический щит, иначе собеседник сможет заподозрить тебя в намеренном воздействии на него с какой-то определённой целью. Это обычно приводит к большим проблемам.

- Кажется, я об этом читала...

- Должна была. Как бы то ни было, один из джан'эль решил нарушить это правило и посмотреть, что будет. К сожалению, его воздействие вызывало в окружающих желание бунтовать и спорить по любому незначительному поводу. Представь, что представители твоей расы начали бы ввязываться в потасовки из-за пары неосторожных слов? Вижу, что представила. А теперь...

Шейра плавно вскинула ладонь, направив широко раскрытый глаз на ней в стену. В следующее мгновение пространство пронзил смутно знакомый Шепард красный луч, оставивший в стене аккуратную дырочку небольшого диаметра.

- То есть... началась бойня? С таким оружием у каждого из вас - я удивлена тому факту, что вы до сих пор живы.

- Да. На третьи сутки беспорядков, когда немногие защитники порядка пытались сдерживать жаждущую крови толпу, несколько тысяч джан'эль двинулись на Директорию, стремясь уничтожить Комиссии. Мы - я тогда исполняла обязаности младшего помощника Секретаря - связались с Коллегиалами, и те приказали остановить восстание любой ценой. Мы защищали не свои или их жизни. Мы защищали саму идею джан'эль, то, что позволяло нам все эти циклы оставаться самой развитой и мудрой расой во Вселенной.

Шепард задумчиво покивала, отщипывая по кусочку от всех булочек по очереди. Шейра, невидяще глядя в сторону окна, продолжила:

- Мы сдерживали их две недели. Десять дней непрерывных боёв на улицах столицы, попыток прорваться в Директорию и уничтожить тех, кто был вынужден находиться там, не имея возможности защитить своих близких. Мне нет нужды рассказывать тебе, насколько это страшно, правда? Это уже была не война. Это уже было не восстание. Бойня. Бессмысленная и беспощадная. Наступил конец света, как нам тогда казалось... И вот, Зелёная Комиссия, биоинженеры джан'эль, предложили решение проблемы. Они спроектировали структуры, которые, как показало тестирование, оказались защищены от волнового воздействия. Приняв управление такой
структурой, каждый из нас мог безопасно перемещаться по городу. Коллегия одобрила проект, но в это же время им пришёл приказ Главы Иерархии, гласивший, что мятежники должны быть уничтожены. Все до единого, невзирая на возраст, род занятий и полезность для общества в прошлом.

- ...и вы?

- Уничтожили всех. Несколько десятков часов мы выжигали столицу, стараясь не думать, что в этот момент внизу гибнут наши друзья и родственники. Планета превратилась в некрополь. Тела убирали три недели подряд. Некоторые из нас сошли с ума, не выдержав такого стресса. С тех пор... неподалёку от центра есть кварталы, в которых обитают они и их потомство. К сожалению... дефекты рассудка передаются у нас по наследству... прости, об этом сложно говорить... даже сейчас... - Шейра отвернулась, исподтишка наблюдая за реакцией слушательницы. Наташа сидела очень прямо, обхватив стакан с чаем обеими руками, словно в попытке согреться. Прекрасно вписавшиеся в общий облик её лица зелёные глаза были широко раскрыты, как будто Наташа сейчас представляла себе воочию всё, о чём рассказывала Ответственный Секретарь. И, что было свидетельством хорошо поданной информации, она вздрогнула, когда Шейра заговорила снова.

- Того, кто виновен в случившемся, тогда не нашли. Он скрылся в первые же часы резни, сообразив, что ничего хорошего ему не светит. И был чертовски, как вы говорите, прав. И вот, совсем недавно, перед вашим с... коммандером Явиком... прибытием, мои информаторы донесли, что он вернулся. Как видишь, тебе не повезло - вместо отдыха и спокойного изучения наших обычаев, ты увидишь последние мирные дни столицы...

- Думаешь, это повторится снова? - отрывисто спросила Шепард, как-то подобравшись и напряжённо глядя на Шейру. - Восстание и сотни убитых?

- Я уверена. - Джан'эль качнула головой. - Но мы имеем одно преимущество: мы знаем, что он сейчас находится в человеческом теле. Это облегчает поиск. Одному из моих агентов удалось заснять его не далее, чем сегодня ночью. вот, посмотри - может быть, тебе знакомо это лицо?

Шепард всмотрелась в снимок на экране протянутого планшета. Кажется, в числе её знакомых никогда не было блондинов... или они просто умело скрывались, но, во всяком случае, странное открытое и дружелюбное лицо ей и вправду никого не напоминало.

- Не помню такого, прости.

- Ну и ладно... - Секретарь выключила планшет и убрала в портфельчик, висящий через плечо. - Это ты прости, я тут такие ужасы рассказываю, а в твоём положении... Пойдём на прогулку? В шкафу должны быть какие-то вещи, надеюсь, мы угадали с размерами.

Через полчаса, придирчиво обойдя Наташу кругом, Шейра признала, что в потёртых брюках из плотной синей ткани и фиолетовой свободной рубашке та выглядит достаточно прилично для того, чтобы показаться в её обществе на улице.

- Пойдём?

На дне сумки, засунутой в самый дальний угол шкафа, снова пискнул уни Шепард. Но комната уже была пуста, и очередное сообщение в никуда вспыхнуло в полной темноте:

"Наташа. Возвращайся. Тебе грозит опасность".

______________________

*Within Temptation - Pale

20:13 

Часть 3. Глава 11. Как причудливо ложится узор...

All my dreams, falling leaves
through my arms and my hands,
sing like dirges,
why don"t you want to return?
For your love I"ll cry beyond...

My crescent moon...
"Cause I still want to hold you tight
and I still want to feel your might.

...For your love...
*


В эту ночь не спалось очень многим, по обе стороны Нулевого ретранслятора. Правда, по совершенно разным причинам, и вызывала личная бессонница каждого абсолютно разные последствия.

Сюзанна проснулась через час после того, как погасила светопанели рядом с кроватью, буквально подпрыгнув от внезапного ощущения невосполнимой утраты и пронзившей сердце мгновенной боли. Такого с нею не случалось уже очень давно, с тех пор, как шестнадцатилетнюю мисс Шеппельс обнаружили на пустынном астероиде с непроизносимым названием. Рядом с девушкой пищал крохотный свёрток, из которого на мир взирали очень внимательные карие глазёнки. Позже свёрток назовут Наташей, а капитан исследовательского судна Шепард решит жениться на её потерявшей память матери...

Иногда Сюзанне ещё снятся непонятные места и смутно знакомые голоса - только вот никого разглядеть в этих снах невозможно. "Ты не должна здесь оставаться - это опасно" - говорит кто-то совсем рядом, и она чувствует, что говорящий прав, но как же хочется остаться! Или - "Придётся разделить структуры, иначе они все погибнут" - обычно Сюзанна просыпается сразу после этих слов и долго ещё не может поверить, что находится в собственной кровати и никто не собирается делать с нею ничего противоестественного.

Некому напомнить, чей голос приходит к ней в этих снах, и некому объяснить, какие события неразрывно связали безымянную планету джан'эль и рядовой мир под обозначением КЗ-4. Никто даже не подозревает, как далеко тянутся связи, сплетая воедино судьбы, как минимум, пяти живых существ.

И потому самозваная Королева Галактики до сих пор вздрагивает, увидев во сне миндалевидные глаза ярко-оранжевого цвета, почему-то сразу две пары, и услышав вкрадчивое "Так уж и быть, одно отродье забирай с собой, пррримитивная..."

Больше ей никогда не будут сниться подобные сны. Но Сюзанна ещё не знала об этом, когда выпивала бокад за бокалом последнюю бутылку дорогого вина, вприкуску с катящимися по щекам слезами. Так же, как и не знала, откуда эти слёзы, и что такого важного она потеряла, но была уверена: это что-то было из разряда "невосполнимых ресурсов", и не случится больше никогда.

***

За Нулевым ретранслятором было раннее утро, вернее, поздняя ночь, если можно так выразиться. Шейра Асанти тоже не спала, разбирая документы и электронную отчётность. Внезапно она напряжённо впилась глазами в ползущие по монитору строки. Чашка с соков в дрогнувшей руке опасно накренилась, но Шейра даже не отодвинула важные бумаги.

Дочитав три коротких абзаца до конца, она вызвала помощницу:

- Запросить в Комиссии Регистрации полное досье на Председателя Мэйлана. Снять две копии и один экземпляр распечатать. Выполнять.

Когда помощница вышла и затворила дверь за собой, Шейра задумчиво качнула головой. "А я-то удивлялась, откуда полная совместимость тканей... если догадки верны, не обязательно даже развязывать войну. Кровь возьмёт своё, рано или поздно".

С монитора смущённо улыбалась тонкая девушка лет шестнадцати, темноволосая и зеленоглазая, с необычными серьгами в виде кроваво-красных гроздьев.

Данные поступили уже через несколько минут. Как и предполагала Секретарь, всё оказалось немного сложнее, чем выглядело изначально. Но теперь было ясно стремление покойного Председателя не торопиться с уничтожением КЗ-4, и уж тем более ясно было его решение послать туда своего наследника.

"Ничего-ничего, они пожалеют, что узнали слишком много. Жаль, Мэй, что ты не увидишь смерти одного из своих отродий от руки другого. Какая будет драма! Мрр, как интересно будет посмотреть..."

В полной тишине застрекотал принтер, уже почти перегревшийся от количества распечатанных этой ночью документов.

***

Ария Т'Лоак тоже не спала, мрачно глядя на сладко посапывающего под боком Кайдена. Азари нервно сплетала и расплетала пальцы, ощущая почти зудящее желание вытолкать Аленко за дверь и пойти надраться в стельку, желательно с кем -нибудь непьющим, вроде СУЗИ, которая потом сможет сопроводить невменяемую Королеву Омеги в её спальню.

А ещё сильнее Т'Лоак хотела скользнуть в коридор, пробраться в комнату Кей и пристрелить девчонку ко всем лысым варренам галактики. Нахуй. Окончательно, блядь, пристрелить - хмуро думала она, представляя расширившиеся от страха чёрные глаза, когда Кей поймёт, что это конец.

Подобные желания посещали её каждую ночь, проведённую на Земле-2. И поддаться им означало бы продемонстрировать самой себе слабость, поэтому Ария до сих пор держалась. Днём - выматывалась на тренировках, ночью - глушила тоску гремящей в наушниках музыкой. И сейчас в уши лился какой-то грохочущий клубный хит, но азари даже не могла бы сказать, спроси кто, - что это за песня.

У девчонки были холодные руки - как лёд, или как кожа трупа, пролежавшего неделю в криокапсуле.

Как руки мёртвой дочери Арии, на похоронах которой матриарх плакала впервые за несколько сотен лет.

"Не вспоминать. Не сравнивать. Эта тварь - убийца, а моя Лизелль по сравнению с ней была невинным ребёнком".

Узкая кисть лавандового цвета прижалась к губам, удерживая готовый вырваться тоскливый вой.

***

Миранда Лоусон сосредоточенно перепечатывала сводные таблицы возмущений электромагнитного поля, то и дело поглядывая на рукописный вариант. На глаза постоянно падала светлая прядь, и женщина рездражённо смахивала её ладонью.

Прибрать к рукам движение "Органика превыше всего" оказалось не слишком сложно, а использование имплантов Аднит позволило влить бывший "Цербер" в ряды армии Госпожи. Теперь оставалось готовиться к решающему удару, который сотрёт в порошок и Совет, и Цитадель, и Альянс... сотрёт всё, что пожелает стереть Аднит. Этот мир крупно задолжал им всем, и пришла пора платить по счетам.

Несколько часов назад пришло подтверждение готовящейся атаки из-за ретранслятора Омега-4. Время настало, прятаться уже не имеет смысла, и всё, что осталось - это заявить о себе. Посеять панику. Не дать подготовиться к нашествию, которое превзойдёт так и не случившуюся здесь Жатву.

Когда Миранда закончила с таблицами, она открыла общую частоту передачи приказов всем носителям "Декстро" и отправила миллионам людей один короткий сигнал:

"Время убивать".

***

Сарен задумчиво смотрел на свернувшуюся в кресле Ориану, так и не допившую последнюю чашку кофе.

Как и положено в безумных постмодерновых фильмах низшего пошиба, к которым Артериус уже давно относил свою жизнь, написавшая статью о "Декстро" турианка отошла в мир иной. Или её "отошли". Как бы то ни было, тело бедолаги обнаружили в очистных сооружениях, в таком виде, что едва смогли опознать.

Но, как это тоже бывает в упомянутых выше фильмах, ниточка неожиданно привела к одному из контактов добытчицы "жареных фактов". В её датападе, который служба безопасности с радостью выдала Сарену (всё-таки хорошо действовать от имени Спектра, обладающего особыми полномочиями даже среди себе подобных), нашлось имя "Марш Иенсен", показавшееся Ориане смутно знакомым. Девушка запросила у СУЗИ некоторые шифровки, переданные Ленгом во время его "заточения" на Владычице, и триумфально предъявила результаты проверки Артериусу. Как она и предполагала, это был тот самый Марш, который состоял в исследовательской экспедиции Сюзанны, позже стал её помощником, а в настоящее время его блондинистая шкурка живёт своей жизнью под управлением некоего шустрого синтета.

Артериус выслушал всё, что, захлёбываясь от волнения, выпалила Ориана. И приказал ей хорошо выспаться, потому что на ночь глядя обыскивать квартиру условно-покойного "контакта" они не пойдут.

Пятью чашками кофе и тремя партиями в покер позже, мисс Лоусон всё-таки изволила заснуть прямо в кресле.

С облегчением вздохнув, Сарен за несколько минут собрался и неслышно вышел из гостиничного номера. "Они" - действительно пойдёт утром. А "он" - сейчас, потому что тащить с собой нервную девицу турианец абсолютно не хотел.

Но сковородки он всё же предусмотрительно засунул под кровать, где Ориане не пришло бы в голову их искать. Наверное.

***

Кей Ленг сидела на полу, обняв колени и бездумно глядя в никуда.

Не сказать, чтобы она чего-то такого не подозревала. Но после разговора с Тейном не осталось никаких сомнений. Только вот почему дрелл рассказал ей об этом? Чувство вины замучило, что ли?

Теперь она действительно чувствовала себя одинокой среди незнакомых людей, в чуждом мире, который, несмотря ни на что, уже пообещала защищать. Который была... почему "была", однако? Который готова отстаивать до последней капли крови. До последнего вздоха.

Лежащий поперёк кровати прямой меч поблёскивал в свете ущербной луны, то ли соглашаясь с мыслями девушки, то ли просто сочувствуя её тоске. Единственная память о родном отце Кей. Весомый аргумент продолжать бороться.

"Защищай свой мир, дочка..."

Он не знал. Никто не знал, кроме Шепард, той, которая погибла, и которая отнюдь не просто так поверила прибывшей из незнакомой фазы девчонке.

"Вы с нею похожи" - сказал однажды Аленко, и теперь Кей знала, что так оно и есть. И что ничего удивительного в том, что она не похожа на Сюзанну, нет.

- Ну и к чёрту. Так мне будет ещё проще убить её.

- Кого ты там собралась убивать? - бархатно и тихо спросила тень у двери. - Неужели прямо сейчас?

- Ария.

Азари подошла вплотную, положила ладонь на макушку Кей, зарылась пальцами в густые тёмные волосы, сейчас едва достающие до плеч.

- Именно. Убийства могут подождать...

- А что - не может?

- Например, это... - грациозно опустившись на колени рядом с девушкой, Т'Лоак безошибочно нашла её губы своими.

***

"Платформа запрашивает данные о том, что такое любовь" - напечатали металлические пальцы на одной стороне.

"В текущий момент я не могу сформулировать развёрнуто" - пришёл ответ через пару секунд. "Сообразно словам Наташи, это сочетании химии тела и эмоций. Но при отсутствии эмоций вряд ли возможны соответстующие химические реакции".

"Мы понимаем. Платформе необходимы данные о том, насколько опасно возникновение подобной химии в условиях вероятных военных действий".

СУЗИ немного помедлила с ответом.

"Это может быть опасно и повлечь за собой необдуманные решения и поступки, если субъект либо объект подобной химии является значимым для событий".

"Возможно ли прервать уже возникший химический процесс?"

"Ответ положительный. Но в случае проявления эмоционального фактора это будет сложнее".

"Ответ принят. Конец связи".

Сигнатура "Китти" вопросительно покосилась на гета, уверенно направившегося к выходу из отсека. Путь Легиона лежал во временную лабораторию доктора Мэлона.

Череда событий этой ночи, никак, на первый взгляд, не связанных между собой, завершилась. Но расхлёбывать их последствия предстояло ещё очень долго.

___________________________________
* Mandragora Scream - Ghost of swan

22:03 

Часть 3. Глава 12. Превращение. Открытие Сарена.

And now I’m breathin’ in your corpse...
Come and get me!
I feel an ooze inside my hands
shakin’ and bloody blaze, eyes, cries!
Callin’ you,
Now!

These night shades rise up behind
snakin’ on my limbs, limbs!
With murky whisper roamin’ mist
you are my hideaway...
Mine!
*

Нелегко просыпаться в незнакомом жутком месте, если ты точно помнишь, что засыпал совершенно не там.

А Ферон прекрасно помнил, где и в каких обстоятельствах засывал. Эта их сопровождающая, кошка по имени Кайна, оказалось очень страстной и нежной при более близком знакомстве. Именно она пригласила дрелла на ночную прогулку, убедив не предупреждать никого, иначе им обоим может не поздоровиться. А он сдуру поверил, что сиреневую кошку привлекли его знаменитые феромоны.

Как бы не так.

Теперь Ферону казалось, что настолько глупо в своей жизни он не попадался ни разу. Потому что заснуть в уютном полумраке спальни и проснуться в прозрачной ванне, наполненной какой-то синей слизью - это слишком уж нелепо. Это даже звучит забавно.

Точнее, звучало бы - если бы не было настолько жутко.

Дрелл попытаться справиться с подступившей паникой и осмотреться вокруг. Помещение было прямоугольным, светлым, светопанели на потолке были включены. Стены уже привычного оранжевого цвета, того же, какой преобладал во внешнем виде столицы, от плит тротуаров, до крыш зданий.

Но привлекало внимание вовсе не это, а то, что весь зал был заполнен такими же ваннами, как и та, в которой обнаружил себя Ферон. В ультрамариновой слизи плавало несколько сотен тел: люди, азари, саларианцы, какие-то незнакомые существа... Знакомых рас было раз-два и обчёлся.

"Мне здесь совсем не нравится".

Попытавшись выбраться из ванны, дрелл убедился, что синяя дрянь держит покрепче металлопластовой плиты. Не получалось даже повернуть голову, и вообще было непонятно, как удаётся через это вещество дышать.

Что ж, приплыли, что называется. Наверняка никто из команды не знает, где он. Если только не проследили - хотя не должны были, ведь паранойей никто до сих пор не страдал. А надо бы, подумал дрелл, беззвучно разевая рот, чтобы убедиться, что это не имеет ни малейшего смысла, а надо бы. Это было бы гораздо безопаснее для всех.

Но теперь приходилось только ждать, когда же придёт кто-то из "тюремщиков" и вытащит его отсюда. По пути можно будет импровизировать, как выражается старина Явик, и, скорее всего, хоть как-то ускользнуть получится. А остальное - вопрос скорости и ориентирования, хотя суперструктуру должно быть видно из любой части столицы. Ну, конечно, если он всё ещё в столице. Оставалось надеяться только на это.

Почти час ничего не менялось: ровный яркий свет, заливающий ряды ванн и бликующий на синей жиже, молчание, нарушаемое только ровным гудением каких-то двигателей вдалеке, и отсутствие кого-то, кто мог бы объяснить происходящее. Но всё когда-нибудь заканчивается, и вот незаметная дверь, сливавшаяся со стеной, отъехала в сторону. Ферон напрягся, чуть не заработав себе косоглазие, но всё-таки рассмотрел нескольких джан'эль в свободных оранжевых накидках. Они о чём-то разговаривали друг с другом, но дрелл не слышал, о чём, да и предполагал, что всё равно не понял бы. Глупо ведь ожидать, что между собой они будут
общаться на общегалактическом наречии, которое и в родной галактеке-то приживалось с трудом. А привычного уни на запястье, конечно же, не было.

Обсудив какие-то свои вопросы, вошедшие разделились. Двое подошли к консоли, укреплённой неподалёку от двери, и начали загружать какие-то данные. Один вообще вышел, что-то коротко проговорив на прощание. А последний неторопливо направился между рядов ванн с телами, рассматривая их и делая пометки.

Направилась, следовало сказать. Как бы сложно не было различать джан'эль не привыкшим к строению их тел "гостям", Ферон сразу же узнал свою страстную ночную партнёршу. Только на этот раз Кайна выглядела абсолютно отрешённой и равнодушной, кажется, с таким выражением смотрят на неодушевлённые предметы, прикидывая, что бы с ними сделать.

Остановившись около одной из ванн, где плавало что-то, чего Ферон со своего места не видел, кошка что-то отрывисто произнесла. Один из тех, что оставались у консоли, кивнул, и выбранная Кайной ванна плавно поднялась в воздух и перелетела в центр зала.

"Антигравы? Масс-двигатель? Или телекинез? Теперь я уже не удивился бы ничему..." - дрелл смотрел во все глаза, понимая, что сейчас увидит то, ради чего он здесь оказался. В ванной, кстати, оказалось существо, похожее на разноцветную птицу с растрёпанными перьями, хохлатую и длинноногую. Круглые жёлтые глаза существа уставились на джан'эль с явной ненавистью

"О, так я не один очнулся! Это уже радует", оживился Ферон. Может быть, удастся сговориться с кем-нибудь из таких же пленников, когда их вытащат из ванн. Вряд ли все прибыли сюда по своей воле.

Вторая ванна поднялась в воздух, и сквозь её дно дрелл увидел нечто чёрное, цилиндрической формы, напоминающее короткого, но толстого червя. Его опустили рядом с "птицей", а потом...

...а потом поднялась ванна с Фероном. Он затаил дыхание, чуть не заорав от неожиданности. Кайна холодно следила за его перемещением, слегко откинув голову и подёргивая ухом. Глубокие золотистые глаза не выражали совершенно никаких эмоций. Ферон подумал, что сейчас джан'эль похожа, как это ни странно, на Жнеца - те вот точно так же безразлично воспринимали всё, происходящее вокруг, когда вторглись на Землю. Даже если взять во внимание то, что в "их фазе" Жатвы не было, скорее всего, воспоминания не лгут.

Теперь все три ванны стояли в один ряд, справа-разноцветное существо в перьях, в центре - чёрная однородная масса, слева - дрелл. Ферон безрадостно усехнулся про себя, подумав, не обусловлена ли расстановка эстетическими соображениями тех, кто собирался что-то с ними делать.

Как ни странно, страха уже не было. Видимо, какой-то барьер паники был пройден, и теперь дрелл фиксировал происходящее даже с определённым любопытством. Вот Кайна сделала знак рукой, и боковые стенки ванн куда-то уехали, вследствие чего синяя слизь, их наполняющая, смешалась. Теперь трое существ плавали буквально бок о бок, не соприкасаясь, но в пределах одной ванны.

Джан'эль у консоли нажал (или нажала) на пару клавиш, и на стене прямо перед Фероном проявилась схема. Вот тут-то страх вернулся, не просто вернулся, а усилился в несколько сотен раз. Сообразив, что ему грозит, Ферон отчаянно рванулся, выдирая себя из проклятой жижи...

И понял, что на самом деле не сдвинулся ни на миллиметр. Он мог только лежать и смотреть расширенными глазами, как вернувшийся четвёртый джан'эль подключает к ванне какую-то аппаратуру, настраивает и отчитывается Кайне. Как их мучительница кивает с одобряющим видом, потом указывает на схему и явно смеётся. Как активируются подключенные устройства.

А потом наступила тьма, и Ферон малодушно порадовался, что не будет видеть весь процесс своими глазами.

Это была последняя осознанная мысль дрелла.

***

- Взгляните, коллега Рашши. - Кайна несколько театральным жестом указала на плод своих стараний. - Как я и говорила, синтез физических тел различных рас методом частичной замены органики синтетикой себя оправдывает. Это гораздо выгоднее, чем нано-адреналиновый метод, который можно оставить для массовой индоктринации объектов типа "хаски".

Биопсихоинженер Рашши придирчиво осмотрела получившееся существо.

- Зелёные всё равно начнут проверять и перепроверять, вы же знаете, коллега Кайна. Но Секретарь Асанти и Коллегиал Асанти одобрили этот эксперимент, а меня, как смежного специалиста, результат вполне устраивает. По расчётам ваших подчинённых, оно проснётся разумным?

- Расчётный ответ - положительный. Но в точности узнать возможно будет только опытным путём. Коллега Рашши, вы могли бы связаться с Зелёной Комиссией незамедлительно, поскольку время действительно не ждёт.

- Разумеется.


***

Сарен Артериус быстро добрался до нужной квартиры. Взлом не составил труда, и через пять минут турианец уже разбирал личные вещи и записи неудачливого помощника Сюзанны. Или помощника Аднит, что было примерно одним и тем же.

Стандартная комнатушка, похожая на ту, в которой они с Мирандой скрывались на Иллиуме, была обставлена минимальным количеством мебели. Экспресс-кухня, раскладная кровать, низенький стол с одиноко лежащим планшетом - вот и всё. И десяток пластиковых полок на стенах, заваленных толстыми журналами и одноразовыми накопителями данных, универсальными и "электрушками", предназначенными только для видеовходов.

Пораскинув мозгами, Артериус решил начать с универсальных блоков данных. Видео можно будет "обнаружить" и просмотреть с напарницей, когда они придут сюда вдвоём, а пока стоит изучить потенциально самые информативные находки. И успеть переписать.

Причиной, по которой он решил наведаться в законсервированную квартиру в одиночку, был тот же самый фактор неожиданности. Во время ужина в гостиничном ресторанчике они с Лоусон несколько раз заявили, причём достаточно громко, что до завтрашнего дня предпринимать что-то не имеет смысла. Сарен предполагал, что возможный "хвост", если не утратит бдительность, то хотя бы немного расслабится. И пропустит турианца, предусмотрительно захватившего стелс-поле.

Первый же, взятый наугад, накопитель данных оказался защищён тремя уровнями самой последней версии программы-фильтратора. Это означало попросту то, что при первой же ошибке все данные сотрутся, возможно даже - без шанса их восстановить. Поэтому Сарен даже не стал пытаться, а скопировал данные без открытия и переслал по шифрованному каналу Витору на "Райю". Точно так же он поступил и с остальными хранилищами данных, разложив их на те же места, где нашёл.

Электрушки защищены не были, и Артериус скопировал записи на свой уни, не просматривая пока. Хотя бы этот кусочек вкусностей - хотя турианец и сомневался, стоит ли так называть добычу - достанется ему одновременно с Ори. То есть, конечно же, с мисс Лоусон, которая сейчас сопит в кресле, укрытая пушистым пледом...

"Так. Отставить отвлекаться!" - Сарен перелистал несколько страниц первого попавшегося журнала, и его взгляд зацепился за ровные строчки:

"Госпожа сказала, что из моего тела получится идеальное оружие. Идеальное хранилище данных. В самом деле, кому доверить ключ от всех дверей, как не старому знакомому и самому верному из помощников?

...

Загрузка и синтез почти завершены. Госпоже осталось только ввести код доступа, и теперь она сможет управлять моим телом в любое время и в любом месте. А я смогу по её приказу включить и выключить любую функцию Владычицы. Это уже не служба - это полноценное сотрудничество.

...

Немного болит голова, но Госпожа говорит, что это нормально. Я не знаю, что она делела вчера, надеюсь, что всё удалось в достаточном объёме. Проснулся на полу у двери, ничего не помню о вчерашнем дне - надо попросить, чтобы она предупреждала, когда берёт управление на себя.

...

Госпожа привела нас на Цитадель и указала новую цель - человека по имени Кей Ленг. Она биотик класса А, но мои новые возможности должны позволить захватить её.

...

По настоянию Госпожи, инсталлировал таймер отключения. Он установлен на масс-взрыв в случае критического повреждения органических структур, чтобы упредить утечку информации. Причина для того, чтобы не попадаться врагам Госпожи. Сегодня она не в духе, и отказалась говорить, на какой срок установлен таймер, но заверила, что он имеет пять степеней контроля и не обнаружится любым глубоким сканированием.

...

Теперь я стану совершенным инструментом Госпожи. Да будет так. Спираль миров должна повернуться".


Захлопнув безликую белую обложку, Сарен глубокомысленно подвигал мандибулами, словно пытаясь разогнать мыслительный процесс.

"Выходит, что его физическое тело - та ещё бомба замедленного действия. Впрочем, Предвестник не мог не знать. Или - мог? Как бы это узнать..."

- СУЗИ, свяжись с Ленгом, есть вопросы.

- Принято. - дружелюбно ответила ИИ. - Сарен, они не отвечают. Помехи на всей трассировке сигнального канала. Попытаюсь очистить, но это займёт не один час - расстояние слишком велико.

- Понял. Действуй.

Прервав связь, Артериус вышел из квартиры. Как он и предполагал, никто не обратил никакого внимания на странствия по законсервированной жилплощади, здраво рассудив, что сунуться туда может только служба безопасности.

И они не намного ошиблись.

_________________________________________
* Mandragora Scream - Silences

22:27 

Часть 3. Глава 13. Те, что Внизу.

I am learning to live here
Found myself on this planet
Coming from life, going to death
Not knowing any single answer

Some choices, it seems
Are just divine illusions
But one thing I am sure of
There's no way to deny myself
*


- Органики часто путают суперструктуры класса "Разрушитель" и суперструктуры класса "Жнец", в то время, как разница между ними очевидна. Разрушители - более округлой формы, и накопительная камера у них расположена на самом верху. Идеальное изобретение для наземного боя: расположение конечностей и форма обеспечивают очень быстрое передвижение, полный круговой обзор и быструю смену направления.

А изначально созданные структуры, которых назвали Жнецами, имеют форму руки, "кисть" которой служит для фиксации всего устройства на поверхности земли, а накопительная камера расположена именно на "ладони", что, пожалуй, вовсе не удивительно.

Хотя обитатели КЗ-4 вряд ли имели представление о том, почему машины, их убивающие, выглядят именно так, а не иначе. Слишком уж они были заняты собственным выживанием.

Внутри Жнецы устроены одинаково, по крайней мере, те из них, что созданы относительно недавно. Чем дольше суперструктура существует, тем больше в ней создаётся отсеков, камер и различных точек доступа, в зависимости от степени удобства и целей использования. И только внешняя форма не меняется никогда.

Потому что это напоминание - о родном мире, о физическом теле, которое пришлось оставить ради почётной миссии наблюдения за обитателями чужой галактики. Это своеобразный символ: Жнецы - руки самой развитой расы Вселенной, протянутые сквозь пространство и время. Холодные, смертоносные, беспощадные руки, удерживающие примитивных существ от необдуманных поступков.

Несущие спасение всему миру через уничтожение потенциальной угрозы.

В этом их миссия и цель, и другой цели никогда не должно возникнуть.

Да они бы и не приняли другую цель. После того, как выжигающие лучи прошлись по столице, уничтожая любую движущуюся цель, после того, как стало понятно, что нечто неуловимое, то, что органики называют гуманностью, сопереживанием, сочувствием, навсегда покинуло тех джан'эль, кто согласился испытать страшное оружие в деле.

Вот так у Серой Комиссии появились дополнительные "элементы сдерживания", как их назвали. А у миров Спирали - жуткая сказка о синтетах, которые являются каждый цикл и уничтожают всё живое.

Ведь никакое изобретение не должно пропасть зря. Говорят, правда, что те, кто создал проект "Жнец", на следующий день после первого испытания подали в отставку. Говорят также, что они после этого долго не прожили. Но... мало ли, что говорят.

Важны не слова, а поступки. А поступки моей расы говорят сами за себя.



Несколько минут в обзорном отсеке царило молчание. Панели из прозрачного материла, выдерживающего всё, кроме попадания энерголуча, давали панораму ясного полуденного неба, сиренево-голубого, пронизанного оранжевыми солнечными лучами. Явик уже знал, что, по какому-то капризу фотохроматики, цвет неба здесь меняется в зависимости от местоположения наблюдающего. Например, в центре, у здания Директории, оно почти зелёное, а стоит отойти к яркому пятну "нехороших" кварталов, как над головой простирается фиолетовая глубина с рваными ватными комочками облаков. Занятный эффект.

Пожалуй, небо - единственное, что нравилось протеанину на этой планете. Да и вообще... единственное, что ему нравилось за последнее время.

- Не мне судить, насколько вы были правы, уничтожая себе подобных. Но я считаю, что использовать абсолютное оружие, равного которому нет до сих пор, против тех, кто даже защититься не в состоянии - это низко.

Явик стоял, облокотившись о поручни, идущие вдоль стен. Ну, строго говоря, это были крепления для подвижных панелей, но по прямому назначению они уже давно не использовались. А вот примостить рядом тушку и картинно опереться можно было, что называется, за милую душу.

Стены отсека были светлее, чем в остальных "помещениях" структуры, непонятно, правда, почему. Несколько голографических карт явно были принесены извне, вряд ли они изначально висели в Жнеце; а вот совершенно точно с самого создания здесь присутствовали некие изогнутые металлические штуковины, образовывавшие каркас в форме ребристого купола. Что это, для чего предназначено и почему не используется сейчас - "нет данных", как говорится. Но протеанин имел опыт прикосновения к деталям сего сооружения, и то, что он увидел, ему очень не понравилось. Строго говоря, и разговор этот он затеял по этой причине - чтобы узнать, как и для чего, а, главное, с какой стати использовались суперструктуры изначально.

- Их создание - не моя вина. Их использование - не моя вина. Всю низость поведения джан'эль я вижу не хуже тебя, примитивный.

В отличие от собеседника, Предвестник стоял лицом к фронтальной секции обзорной панели, сквозь которую можно было увидеть не только небо. Шпиль, венчающий Коллегиум, монумент Директории, лоскутное покрывальце "неблагополучных" кварталов и строгие квадраты обычных жилых секторов, проносящиеся то и дело по главной магистрали гравикары, серебряные росчерки шаттлов - всё было, как на ладони.

Оно присутствовало, как факт, но какое значение оно имело для того, кто видел только вечную космическую ночь с давно потухшими звёздами?

Впрочем, протеанину было плевать на подобные рассуждения, пейзаж, восприятие и отношение. Он был раздражён. И даже не пытался это скрыть, недовольно сверкая всеми глазами и только что хвостом не дёргая, за неимением такового. Усугубляло раздражение то, что сигнатура "Китти" тоже присутствовала в отсеке, чинно сложив лапки и обернув их хвостом. Взгляд круглых глазёнок был не по-кошачьему серьёзен, и Явик радовался, что здесь нет ещё одного... хм, представителя блохастых. Этого он точно уже не выдержал бы.

- Не твоя вина? Если бы не ты - восстания бы не случилось! Жнецов бы не создали! Две трети твоего народа не погибло бы, не говоря уже о разумных расах других галактик!

Предвестник резко развернулся к Явику, схватившись за стену, чтобы погасить инерцию, неминуемую в условиях слегка ослабленной гравитации. При прохождении Нулевого ретранслятора грави-механизм был повреждён, и чудо-техники Кай Ленг с Гаррусом как раз пытались его настроить.

- Ты не понимаешь, примитивный. Ты ничего не понимаешь.

- Да?! И чего это я не понимаю?

- Это не так действует. - послышался вибрирующий голос от двери. Протеанин сжал кулак, пытаясь дышать глубже, но это оказался всего лишь Мэлон.

- Не так действует. Разблокирует внутренние стремления. У каждого разные. Им не повезло. Все желали сломать систему. Печально. Очень печально.

- Не может быть, что это желание возникло у всех сразу. Обычно органики... более разнятся в своих сокровенных устремлениях. - витиевато высказался Явик.

- Статистика показывает, что может быть. - возразил саларианин. - И джан'эль - не органические сущности.

- Слышал я это уже.

Протеанин вовсе не собирался сдаваться: что-то здесь не укладывалось в логику, и потому представлялось слишком уж фантастическим. Не считая того, что всё, слышанное и виденное за последние дни, окончательно опровергло слова Предвестника о "самых разумных сущностях Вселенной".

- ПРИГОТОВИТЬСЯ К ВЗЛЁТУ.

- Что? Куда?! - Явик заозирался по сторонам. - Эй... Примитивный, куда??? А как же Шепард?

- Успокойтесь, Явик-коммандер. - Легион наконец-то явился за своей кошкой. - Платформа сообщает, что суперструктура направляется к континентальному мору для погружения и назначенной встречи.

- Это ты сейчас меня так успокоить пытался? Если да, то это плохо вышло. - грозно рявкнул четырёхглазый. - Почему я всегда обо всём узнаю последним?!

Он быстро ретировался, продолжая ворчать, удаляясь по коридору. Мэлон развёл руками:

- Взрывной характер. Следовало бы сказать. Не было бы проблем.

Чуть заметно пожав плечами, Предвестник тихо ответил:

- Проблемы будут. Много. Отовсюду. Они уже есть. Что удалось узнать?

Сверившись с датападом, саларианин протараторил:

- Предположительный квадрат расположения базы зафиксирован. Курс проложен. Я разработал средство, которое обеспечит стандартный час резистентности к пси-воздействию.

Суперструктуру ощутимо качнуло, и она оторвалась от площадки. Кажется, все напряжённо замерли в ожидании попытки задержать их, но не тут-то было. Либо их считали слишком несерьёзной угрозой, либо...

- Мы им не нужны. Им нужна Шепард. Она поведёт их флот на КЗ-4.

- Как это? - в дверях возник Гаррус. - Они не могут её задурить голову настолько...

- Уже это сделали. - ровно проговорил подошедший сзади Назара. - Уже. Теперь начало войны - только вопрос времени.

- А. Вот ты где. Это хорошо. - Мэлон встрепенулся, снова порывшись в записях. - Нестабильная связь волновой структуры с оболочкой. Может понадобиться перезапись. Суперструктура. Или физическое тело. С синтетическими усилителями. Иначе возможна быстрая перегрузка.

- Ладно. Могла быть и хуже. - "кот" улыбнулся. - Это та цена, которую я согласен платить.

- ВХОДИМ В ПОГРАНИЧНЫЕ СЛОИ АТМОСФЕРЫ.

Вакариан поморщился и буркнул, выходя:

- Пойду... калибровать. Всё равно ничего внятного вы тут не скажете.

***
***

Страшные сказки. Недомолвки и легенды, а потом холодное "Их не существует" и запрет, один из многочисленных запретов - никогда не упоминать о них. Это считалось дурным тоном. И сейчас считается.

"Те, что внизу", или "Те, что в глубине", или "Те, что спят". Совершенно случайно один из них оказался в секторе КЗ-4. Ожившая легенда. Тот, кого не существует. И таких, оказывается, было множество.

...Мокрые ступени, впрочем, всё мокрое, вокруг ведь вода - скользкие камни за которые не ухватиться - цепкие пальцы Явика, посылающие сигналы о мутной зелени, мутной и тошнотворной, искажающей очертания предметов - где-то справа силуэт Гарруса Вакариана - холод - сомнения - и страх, страх, проникающий глубоко под кожу, ввинчивающийся в синтетический сигнальные сети, выводящий из строя импланты, перемешивающий органические клетки... страх.

Это ненавистное и ранее незнакомое чувство.

Вниз, вниз, вниз... Те, что Внизу, знали о неприязни джан'эль к открытым водоёмам, и не желали, чтобы избравшие другой путь тревожили их покой. Не потому, что боялись, как стало понятно после встречи с тем, первым. Потому что презирали и не желали признавать, что они имеют общую природу.

- Лестница никогда не закончится, что ли? - проворчал по рации Гаррус. И это словно стало сигналом для хозяев базы, которые давно засекли непрошеных гостей.

Следующая ступень оборвалась в никуда. Вода, ступени, камни - всё исчезло, сменившись зелёным туманом. Ровным, плотным, пустым, заставлявшим задаваться вопросом - не сон ли это. К сожалению, не сон.

- Они применяют ментальное воздействие. Не поддавайтесь...

Из тумана выплыла фигура, имевшая отдалённое сходство с человеческом. Точнее, с человеческим трупом. Распухшие губы не пошевелились, но голос, прозвучавший, казалось, прямо в сознании, услышали все.

- Второй Младший за последнюю вечность. Мы должны радоваться, что вы не забыли нас. Чего тебе нужно, Утративший Путь?

- Какие-то детские спецэффекты... - Явик хотел добавить ещё что-то, но труп растворился в тумане, и лодыжки протеанина коснулось что-то липкое и холодное. Потом ещё раз. И ещё раз. И ещё...


- Прекратите! - дёрнулся Явик.

- Младший сказал вам - не поддаваться! - гулко прогремело где-то сверху. - Но он не учёл, что вы слишком слабы, чтобы противостоять нам. И он тоже. Джан'эль могут ставить эксперименты ещё миллиард циклов, но, не постигнув высшей мудрости, они никогда не сравняются с нами. Зачем ты пришёл, Младший? Почему твой род не может спокойно существовать бок о бок с другими расами, зачем вам тотальный контроль?

Предвестник наклонил голову набок. Искажённое ментальным воздействием сознание Явика передавало беспорядочную мешанину образов, от которых мало, что не мутило. Кажется, рассчитывать на его помощь было теперь бесполезно.

- Старший, ты спрашиваешь так, как будто вам есть какое-то дело до нас...

Туман колыхнулся, и снизу протянулись сотни щупалец, колыхающихся почти на уровне колен Вакариана. Турианец стоял неподвижно, и непонятно, сопротивлялся он ещё воздействию, или нет.

- Младший из рода Миранте... один из вас приходил к нам в самом начале этой вечности... - три громадных жёлтых глаза глянули на Равану в упор. - Мы заключили с ним сделку. Но свою часть он не выполнил. Теперь приходишь ты, и тоже собираешься заключить с нами сделку.

- И что он обещал тебе?

Бесполезно спрашивать - в обмен на что. Те, кто Внизу, не распространяются о своих действиях, мотивах или ожиданиях, если задать вопрос прямо. Можно только наводящими уточнениями прийти к определённому выводу, да и то будешь сомневаться - верен ли он.

Старшие не любили Младших. Псионики не любили тех, кто использовал свою силу для разрушения. Из этого следовал, что его-то они уж точно должны ненавидеть. Война в столице затронула тогда и морские глубины, вода кипела от прямых попаданий энерголучей, она походила на котёл, в котором варились тысячи трупов, и... и...

"ХВАТИТ ПОКАЗЫВАТЬ ЭТО!"

Кажется, Старший удивился. Ещё бы: всё это походило не на воздействие, а на невинное воспоминание о тех страшных неделях, только вот видеть море и трупы он никак не мог. Его даже на планете уже не было.

- Он обещал мне тебя. - пророкотало в гуще щупалец.

Заколыхавшийся туман раздвинулся, и далеко впереди показалась смутно знакомая фигура.

- Всё, что угодно! Только раздели их! Хотя бы одна часть должна выжить - иначе цель не будет достигнута... - голос тоже звучал слишком знакомо, хоть и непривычно эмоционально.

Недопустимо эмоционально для Председателя Мэйлана.

Звучавший везде и нигде гул звенел металлом:

- Ты приходишь к нам, Младший, ты просишь совершить то, что противно природе, но что ты дашь нам взамен? Мы желаем получить одну из частей. Одну из двух. Ты волен выбрать, от какой ты откажешься, дабы мы отделили другую с наименьшими потерями.

Джан'эль в отчаянии помотал головой и застыл, словно борясь с собой не на жизнь, а на смерть. И, наконец, глухо уронил:

- Бери волновую часть. Мы сильные. Мы справимся. Кем бы он ни был - он справится.

- Пусть так...

Видение растаяло. Точнее, растаял его отголосок, увиденный протеанином. Старший заговорил снова:

- И теперь к нам приходишь ты, и собираешься просить о помощи тому же самому существу. Той его части, которая не является тобой, Утративший Путь. Наша цена остаётся неизменна. Так будет справедливо. Согласен ли ты на такую сделку, Младший?

"...согласен ли?"

- Да.

___________________________
* Luca Turilli's Dreamquest - Frozen Star

22:56 

Часть 3. Глава 14. Разговоры, намерения и их реализация.

- Токсикоз?! - глаза Гарруса округлились. - Ты уверен?!

Он даже оторвал взгляд от монитора, переведя его - взгляд, разумеется, а не монитор, - на Мэлона. Саларианец выглядел задумчивым и слегка растерянным.

- Все признаки соответствуют. Говорил с Назарой. Утверждает, что ореолы взаимодополняемы, и возможен переход функций и ощущений вне зависимости от физических характеристик.

- Подожди. Я попробую это перевести на нормальный язык. То есть, они с Шепард могут чувствовать не только свои ощущения, но и друг друга?

Мэлон помедлил, создавая у турианца впечатление компьютера, обрабатывающего аналоговые данные.

- Да. - Выродил он наконец. - В случайном порядке.

- Это становится всё больше похоже на комедию положений, точнее, на трагикомедию. - проворчал Вакариан. - Интересно, Шепард знает? Зная её... она будет возмущаться и орать "Отдай мои чувства обратно, чудовище!"

- Когда очнётся. - вставил Мэлон.

Гаррус помрачнел.

- Да... когда очнётся. И тогда, когда это произойдёт, её ждут сразу несколько восхитительных новостей. Например, что она, как бы это выразиться, занималась гибкими упражнениями с собственным братом.

- Да они не брат и сестра. - выокомерно произнёс подошедший Явик. - Они одно и то же существо с двойной структурой, хотя я не понимаю до конца, как так получилось. Как минимум, тут расхождение во временных промежутках... эта круговерть с фазами... я уповаю на то, что во всём этом можно будет разобраться позже. Но при этом, разобраться желательно поскорее, пока мы все тут с ума не посходили.

- По-моему, проще принять факты, как данность, и не пытаться осознать и обосновать их с точки зрения логики и разума. - Гаррус почесал в затылке. - Хотя у джан'эль, как я заметил, всё построено на логике и разумности, пользе и порядке, так что объяснение должно существовать. Жаль, этот глазастый отказался рассказать побольше.

- А я этому, как ни странно, рад. - неожиданно заявил протеанин. - У меня и так ум за разум заходит, а если бы он ещё и разговорился... У вас нет ощущения, что мы узнали что-то, чего пока знать не положено?

- Как книга. Заглянули в конец. Не прочитав середину. - кивнул Мэлон. - Верно.

- Явик, ну ты умеешь нагнать туману! - возмутился Гаррус.

- Примитивный, мне непонятны ваши наивные метафоры.

- Так и быть, объясню, совершенный ты наш. После твоих рассуждений я начинаю подозревать, что за событиями стоит чья-то воля.

Протеанин поморгал вразнобой, осмысливая сказанное, затем неприятно улыбнулся.

- Хотел бы я посмотреть на того, чья это воля. Это должен быть кто-то очень извращённый... и настолько же примитивный... но я придерживаюсь своей веры, а по ней - каждый сам создаёт свой путь. Нет никакой высшей воли, и никто не может контролировать происходящее, кроме нас самих.

- НУ ВЫ ТУТ ВООБЩЕ В МЕТАФИЗИКУ УДАРИЛИСЬ. - не выдержал Кай Ленг. - ЕСЛИ ЗАНЯТЬСЯ НЕЧЕМ, ДАВАЙТЕ ИСКАТЬ ДРЕЛЛА. ЕГО УЖЕ СУТКИ НЕ ВИДНО.

Мэлон, Явик и Гаррус переглянулись. И в самом деле.

- Кто-нибудь видел, куда он... - Вакариан осёкся, увидев шагающую по коридору Сопровождающую Кайну. Давно кошка их не проведывала, видимо, её сородичи наконец-то решили обратить внимание на таких наглых гостей после их перелёта с континента на континент.

Но не тут-то было.

- У меня сообщение для объекта Р8. - надменно произнесла визитёрша. - Срочное.

- Мы передадим. - оскалился Явик. - Конечно, если вы не хотите ждать несколько часов, пока он будет в состоянии вас выслушать.

Кайна раздумывала недолго.

- Объекту Р8 надлежит через три стандартных часа явиться в Директорию для процедуры глубокого сканирования. В случае неявки объект Р8 признаётся виновным в убийстве Предстедателя Мэйлана Миранте и приговаривается к финализации через кремацию. Оставляю вам сегодняшний выпуск новостей. Приятного дня. - она протянула протеанину небольшой блок данных и удалилась, высоко подняв голову.

- Похоже, Вакариан, эта твоя высшая воля хочет исключительно смерти нашего блохастого. - усмехнулся Явик. - Так, посмотрим, что у них за новости... Новым Председателем Серой Комиссии стала госпожа Шейра Асанти... я не сомневался... а вот это уже любопытно. Она заявляет, что согласна только исполнять обязанности председателя, поскольку не считает себя достойной этого места в Иерархии, и будет ожидать оправдания "объекта Р8", который, как говорит Шейра, более подходит на столь ответственный пост. Как нам пояснила Фиолетовая Комиссия, обвинение в убийстве будет снято с объекта Р8 в том случае, если он согласится подтвердить свою невиновность глубоким сканированием. В противном случае Асанти согласна блюсти вверенное ей кресло Председателя до тех пор, пока прямые наследники объекта Р8 не достигнут возраста личной ответственности.

- Они имеюи в виду... детей Шепард?

- Да. - Мэлон заглянул в уни протеанина, пробегая новостной выпуск ещё раз. - Непонятна цель. Но общий смысл ясен. Им нужна Шепард. И её дети.

- ИХ ЖДЁТ ОБЛОМ. ИЗ ВСЕХ ТОЛЬКО НАЗАРА УНАСЛЕДОВАЛ ВОЛНОВУЮ ПРИРОДУ ЛИНИИ ДЖАН'ЭЛЬ. - Кай Ленг помедлил и прибавил: - ОНИ МОГУТ УБИТЬ ИХ, КОГДА УЗНАЮТ.

- Триста молотильщиков им в глотку, а ты прав. - Гаррус покачал головой. - То есть, приоритеты меняются, нам нужно хватать Шепард и сматываться. Желательно - прямо сейчас.

- ПОЧЕМУ БЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНО НЕ ЗАБРАТЬ ИЗНАЧАЛЬНОЕ ТЕЛО РАВАНЫ ИЗ ХРАНИЛИЩА? В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ОБОЛОЧКЕ ОН ДОЛГО НЕ ПРОТЯНЕТ, МНЕ КАЖЕТСЯ.

- Кажется ему... тоже мне, Жнец. Кажется - проспаться надо. - настроение Гарруса ухудшалось на глазах. - Чисто в теории, как мы это провернём, если любой кот может нас поджарить в считанные секунды? К тому же, за нами явно следят.

Явик снисходительно протянул:

- Слушай высокоразвитых существ, птица... Я беру Назару и мы отправляемся в это их хранилище, явно и открыто, а если кто-то спросит, чего мя там забыли - так ведь ищем дрелла, он мог куда-то не туда залезть, вот я и попросил местного провести меня в доступные для посещений места. Если постараться, уложимся за три часа, и на эту самую проверку блохастый пойдёт уже в нужном теле. Есть возражения?

- Да. - кивнул Мэлон. - Никаких проверок. Очень опасно. Забираем тело, Шепард, и улетаем. Немедленно. Здесь нам уже нечего делать.

- Ты же знаешь, что если он захочет туда пойти, мы его точно не остановим. - усмехнулся Явик. - Разве что... финализируем путём кремации, чтобы уж навсегда оградить от глупостей.

- Кто кого финализирует? - из-за поворота показалась пёстрая шкурка и, собственно, её нынешний обладатель. - Печаль-беда... не надо никого финализировать. Доктор Мэлон, я всё сделал, как вы говорили.

Саларианин удовлетворённо кивнул:

- Отрадно слышать. Люблю послушных пациентов. Вынужден откланяться. Дела. Успехов в начинаниях. - он поспешил в направлении "лаборатории", разросшейся чуть ли не на треть суперструктуры.

- ОН ВСЕГДА ПРОЩАЕТСЯ, СЛОВНО НАВСЕГДА.

- Да уж. - Гаррус снова вперил взгляд в монитор. - Никто никого не финализирует, Назара, дядя Явик пошутил.

"Дядя Явик" попытался немедленно финализировать Вакариана "зрительным путём", но, к счастью, турианец не умирал от косых яростных взглядов.

- Послушай, кот. Ты знаешь, где расположено хранилище изначальных оболочек тех, кто связан с суперструктурами? - протеанин машинально охлопал себя, проверяя, всё ли оружие на месте.

- Знаю, конечно! Это на пересечении...

- Тихо! Вот сейчас ты меня туда проведёшь, мы тихо заберём оттуда одно тело, и вернёмся сюда. А потом пойдём... мать твою выручать. Хватит с меня этой высокоорганизованной планеты.

- Дядя Явик соскучился по примитивам. - фыркнул Гаррус, увлечённо копаясь в настройках накопительной камеры.

- Дядя Явик сейчас убьёт дядю Гарруса. - угрожающе отозвался протеанин.

- Ой, печаль-беда... не надо никого убивать. - Назара расстроенно заморгал. Всему пятью видимыми глазами. Явик скривился:

- Ради всего святого, прекрати. И это выражение... откуда ты его подхватил только? Ладно. Идём за новыми приключениями, если ты готов.

***
***

Дорога до Хранилища на поверку оказалась любопытнее, чем путешествие к Директории, хотя бы потому, что проходила через "неблагополучные" кварталы. Протеанин имел шанс наблюдать весело возящихся в скверике детёнышей, хлопочущих за низкими оградами палисадников взрослых джан'эль, отовсюду доносились обрывки разговоров, смех, ещё какие-то звуки...

Это так контрастировало с вычерченными под линейку улицами, виденными прежде, что Явик не выдержал:

- Кот, это, что, квартал местных сумасшедших? Равана что-то такое говорил, но я не запоминал подробности.

Полосатые уши дрогнули и встали торчком - видимо, это означало крайнюю степень энтузиазма.

- Дядь Явик, это печаль-беда... здесь живут те, кто участвовал в гражданской войне, и их потомки. Они все... неправильные. Поэтому им нельзя в остальные места столицы. В общем... печаль-беда. - горестно заключил Назара.

- Тебя послушать, так вокруг одна только печаль-беда и творится. Хотя, может быть, ты и прав.

Хранилище находилось прямо у выхода из "печаль-беда-кварталов" и, если бы не надпись на вывеске затейливыми пиктограммами, его бы нипочём нельзя было отличить от соседних строений. Оранжевое, высокое, подсвеченное по углам габаритными сигналами. Ничего нового.

- Так, теперь заходим, ориентируемся, и выходим. Как только будем внутри, я свяжусь с нашим Жнецом и он скажет, куда дальше.

- Хорошо, дядь Явик. У меня есть личная карточка, так что нас должны пропустить.

- Уже что-то хоро... - протеанин запнулся, увидев выходящих из Хранилища женщин. Человеческую и кошачью. Местоблюстителя кресла Председателя Шейру Асанти и Наташу Эйден Шепард.

Обе выглядели довольными жизнью и оживлённо переговаривались на наречии джан'эль - и когда Шепард, с её кретинизмом в области языков (общеизвестный факт), удосужилась выучить это мяуканье?!

А ещё у Наташи были перебинтованы руки. От кончиков пальцев до запястий.

"Клянусь сменой циклов, я начинаю понимать, что они с ней делают..."

- Ой, мама!

Явик едва успел ухватить кота за шкирку, отметив, что это очень удобный способ пресечения излишней инициативы.

- Тишшше! - прошипел он. - Нам не нужно, чтобы эта хвостатая подстилка для ног нас увидела. А твою мать мы закатаем в ковёр и принесём в суперструктуру, я обещаю. Подождём, пока они пройдут, и тогда двинемся внутрь.

"Если это ещё имеет смысл. Может статься, уже и забирать нечего".

21:47 

Часть 3. Глава 15. Ожидание отклика системы.

"Это кошмарно неприспособленное ни для чего тело..."

С каждым мысленным повтором этой фразы, словно зацикленной мозгом на "воспроизводить постоянно", становилось всё паршивее. Не физически даже. Физически - куда уж хуже?

К счастью, любопытный саларианин куда-то вышел - теперь, кстати, стало понятно происхождение этого определения: "любопытный" - "любит пытать", и в ближайшее время можно было попытаться скрыться с его территории. Смелое намерение, что и говорить, но, поскольку ориентироваться в суперструктурах Равана уже давно мог и без физического зрения, не такое уж это намерение и невыполнимое.

В теории. На практике же всегда находятся досадные препятствия, которые приходится либо обходить хитростью, либо игнорировать. Вот и на этот раз такое препятствие не преминуло заявить о себе:

- ДАЛЕКО СОБРАЛСЯ?!

Когда-то, кажется, что уже в другой жизни, Шепард утверждала, что голосовые модуляторы Жнецов способны мёртвого разбудить. Поблизости не было ни одного трупа, чтобы проверить, но вот уморить живого они могли запросто. Оказывается. И это ещё не самая большая структура, и не самый сильный звуковой резонанс.

- Примитивный... по-ти-ше. - Он присел на корточки, прикрыв уши ладонями. Болью в многострадальной голове отдавался даже каждый вздох, не говоря уже о такой вот акустической атаке.

- Можно и потише. - Теперь от синтетического голоса звёзды в мозгах не взрывались, но какие-то радостные бабочки всё ещё порхали, и их порхание вызвало очередной приступ дурноты.

- Ещё... тише.

- Тише никак, прошу простить несовершенного, настройки не позволяют. - фыркнул Ленг. - Так куда собрался? Я, знаешь ли, не хочу, чтобы ты отошёл в мир иной в каком-нибудь треднодоступном уголке, и потом тебя из этого уголка извлекали по частям, полуразложившегося и очень, очень ароматного.

- Примитивный... помолчи, а? И без тебя тошно, а уж с тобой... - с таким трудом запиханный стакан какой-то безвкусной бурды (под лозунгом "Всё равно нужно что-то съесть, так съешь-ка ещё этих мягких булок, растворённых в протеиновом коктейле") ощутимо собрался посмотреть мир. Попытки глубже дышать и оставаться на месте помогали не слишком сильно, надо сказать.

- А со мной ещё тошнее, это мне уже говорили. И я не буду молчать, иначе ты сейчас где-нибудь и вправду тихо сдохнешь, чтобы никому не мешать и сделать всем лучше, а я не люблю не подлежащих исправлению ошибок. И я не виноват, что тебя тошнит, любишь Наташу - люби и её ощущения. В конце концов, вы с ней одно и то же существо, как тут наш дядя Явик трепался.

Здесь заметим в скобках, что Кай Ленг давно понял одну простую вещь: пока ты находишься на положении пострадавшего за идею человека, насильно засунутого в громанину-Жнеца, любое неадекватное поведение будет воспринято как "Бедный, это такой шок для него, вот психика и травмировалась". Этим бывший оперативник "Цербера" с удовольствием пользовался, наконец-то получив возможность говорить что угодно и кому угодно.

Тем более, что сейчас никуда они все не денутся. Обратно-то лететь придётся, а значит, до возвращение можно ни в чём себе не отказывать.

В том числе не отказывать себе в возможности поработать внештатным психотерапевтом. Чего только не насмотришься и не наслушаешься, когда в тебе обитает полдесятка существ, а хранить информацию просто так - очень неконструктивно.

- Мы не может быть одним и тем же существом! - из последних сил возмутился Предвестник. - И что ты называешь не подлежащими исправлению ошибками?

- Докажи. - С издёвкой бросил Ленг. И прибавил, уже иным тоном: - Не подлежит исправлению только смерть. Всё остальное возможно если не обратить, то сгладить последствия.

- Примитивный. Твоя логика... нелинейна. Смерть бывает и чужая. Будет ли это считаться не подлежащей исправлению ошибкой:

- Это будет считаться ошибкой. Но не подлежащей исправлению будет только лишь смерть допустившего эту ошибку существа. Я понятно выражаюсь, или ты сейчас не в силах воспринимать высшую мудрость? ...Попей водички, полегчает. - предложил Кай, когда собеседник страдальчески застонал и свернулся клубком на полу. - И не провоцируй меня испытывать злорадство при виде мучений этого тела. А то память у меня уж слишком хорошая. Так что с Шепард? Почему она не может быть тобой?

- Примитивный, ты ведь не замолчишь просто так, да?

- Угадал. Больше того, я могу позвать дядю Гарруса, пусть он тоже тебя развлекает. Или гета. У него, кстати, кошка есть, и пока ты был без сознания, она успела поваляться по тебе в разных позах. Теперь ты обязан на ней жениться. И-и-и... Шепард? Я всё ещё жду.

Ответный звук можно было трактовать только лишь, как желание убить надоедливого приставучего гада, и сожаление о том, что в данный момент это реализовать не представляется возможным. Но Кай Ленг умел ждать, и таки дождался.

- Мы с Шепард не можем быть одним существом. Потому что она появилась только при создании финального варианты фазы КЗ-4. А мы были до этого. И здесь, и там. Её же раньше не существовало.

Привалившись к стене, Равана обнял колени руками и вздохнул. Эта поза демонстративной беззащитности - дескать, смотрите, до чего вы меня довели, злодеи - несказанно раздражала Ленга. Но он уже разрабатывал план по перевоспитанию одного слишком депрессивного джан'эль, потому был согласен потерпеть ещё немного. Не дело, если Шепард достанется склонная к суицидальным настроениям "вторая половинка". Наташа этого не заслужила.

- А ты уверен, что не существовало? Где-нибудь фиксируются те, кто создаётся в каждой копии, и как это вообще происходит?

- Количество существ... одинаковое. Но они смешиваются и сортируются в случайном порядке. Выбираются случайным образом.

- Откуда выбираются?

- Нет данных. Случайным образом.

В лабораторию заглянула "сигнатра Китти" и, радостно замурчав, потёрлась о ноги Раваны. Тот любознательно потрогал пушистую шкурку, отчего кошка начала ластиться совершенно уж бесстыдно.

- Так. А если попробовать с другого конца? Где хранятся данные о тех, кто населяет миры Спирали?

- В центральном блоке данных Серой Комиссии. Это смежная ответственность. Его нельзя взломать. К нему нельзя получить прямой доступ без распоряжения Главы Коллегии. Удалённый доступ получить невозможно вообще.

- Распоряжение в устной форме? Ты можешь назвать шифр канала связи с этим блоком данных?

- Да. В цифровой форме. Это определённая последовательность. Код... пять-семь-два-три-ноль-девять, регистр нижних частот. Но тебе всё равно не уластся подключиться, неавторизованный доступ будет заблокирован автоматически.

- Пока и не собирался. Кстати, что такое проект "Сращивание"?

- Нет данных. Название незнакомо.

- М, правда? Имей в виду, это один из проектов, которые контролировал твой покойный отец. Я как раз просматриваю его личный терминал.

- Ты. Что. Делаешь?

Ленг повторил без тени смущения:

- Просматриваю его личный терминал. Последняя запись, которая касается этого проекта - "Из хранилища извлечены объект Р7 и объект Р9. Подлежат выводу из энергостаза. Подлежат сопровождению на территорию КЗ-4. Проект подлежит закрытию".

Предвестник зарылся лицом в кошку, совершенно не возражавшую против такого обращения, на её же счастье. Короткий густой мех был приятно прохладным, и невыносимая головная боль вроде как начала потихоньку отступать. Так себе состояние, на два балла из десяти, но хотя бы больше не кажется, что "добить было бы гуманнее". Главное - больше не пытаться встать. По крайней мере, в ближайшие полчаса.

- Примитивный... - прямо сквозь кошачью шерсть спросил он. - Там есть документы, снимки, чертежи, графики? Любой иллюстративный материал?

- Сейчас, скопирую всё к себе и посмотрю, чтобы отключиться от них с чистой совестью. Вот так. Лучше шифроваться надо, ребятки. Фотографии... есть. Четыре. Насколько я понимаю, на них изображён один и тот же человек... ну-ка, поближе... ТВОЮ МАТЬ ЖАТВУ, КЛЯНУСЬ СМЕНОЙ ЦИКЛОВ!

Вы никогда не слышали орущего Жнеца, находясь внутри него? Если нет - то вам крупно повезло. Нельзя так просто воспринять звук на ультранизких и ультравысоких частотах одновременно.

- Убью... - простонал Равана, уронив кошку и снова схватившись за голову. - Примитивный, ещё раз повторяю... и без тебя тошно, хватит уже...

- Повторение - мать учения. - назидательно отозвался Ленг. - Может, всё-таки водички? - сочувственно предложил он, раздумывая, как бы потактичнее сообщить о найденных данных.

- ...Убью. - послышалось в ответ. - Примитивный. Убью.

- Предвестник, ты взволнован. Успокойся и слушай сюда, смотреть ведь будет бесполезно? Объект Р7 - это Сюзанна Шепард, она же Сюзетт Шеппельс. Объект Р9 - это...

- Нет. Это невозможно.

- Это документально подтверждённый факт.

- Это невозможно! Слишком... много данных. Системе требуется время для их обработки. Ожидание отклика системы... ожидание... система выполнила недопустимую операцию, и будет...

- ВАКАРИАН, ЖИВО СЮДА, ЗДЕСЬ ЕСТЬ, ЧТО КАЛИБРОВАТЬ!

"Сигнатура Китти" с урчанием улеглась на плечи Раваны и прищурилась, как бы говоря всем своим видом, что готова держать круговую оборону.

22:01 

Часть 3. Глава 16. Бейте первыми!

- Тревога. Тревога. Тревога... - гремел голос СУЗИ по всему комплексу "Альфа", как успели окрестить основную базу Земли-2 во всех официальных документах.

Кей вскочила, ещё толком не проснувшись, но уже потянувшись за одеждой. С другой стороны кровати скатилась Ария, тоже выхватывая из окружающего пространства бельё и куртку-бриджи-ботинки.

Они ни произнесли ни слова, даже взглядами толком не обменялись, рассовывая по карманам и за поям оружие и термозаряды. Просто... очень синхронно рванулись к двери, чуть не столкнувшись. Чуть ли не в один голос фыркнули, одновременно весело и раздражённо.

Через минуту Кей протолкалась поближе к своим фаномам, сгрудившимся в зале совещаний, а Т'Лоак прислонилась к стене у входа. На громадном мониторе шла сводка новостей, комментируемая Калисой Аль-Джилани. Ну разумаается, кто ж ещё, если не она, всегда лезет в самое пекло?

- ...на всех основных планетах и заселённых терраформированных планетоидах. Количество жертв на данный момент превышает миллиард... получены данные с Тессии и Палавена... сотни случаев... - женщина говорила отрывисто, словно ей не хватало воздуха.

На кадрах - взрывы, взрывы, крики, кровь, ужас на попадающих в прицел камер лицах... Вот девушка, миловидная шатенка, заходит в магазин и выбирает что-то в терминале самообслуживания, и через мгновение - вскакивает на стойку, немыслимо извернувшись, и её руки начинают светиться биотикой. А потом - трупы, трупы, трупы... ударной волной всех посетителей и продавца-кварианца вмазывает в стены. Хруст костей и пластика. Финал. Убийца раскидывает руки, замерев крестом, и спустя миг её тело взрывается ослепительно-белым.

- Записи со всех мест происшествия... по данным СБЦ, все агрессоры носят импланты "Декстро"... объявлена всеобщая тревога...

Растерянный саларианин на экране.

- Невозможно извлечь. Невозмочно определить местонахождение. Ассимиляция в ткани.

Саларианина сменяет азари:

- Не действует биотика! Они словно... поглощают её - не знаю... Никогда такого не видели!

"Поглощают?!"

Кей обернулась. Они с Арией смотрели друг другу в глаза, поражённые одной и той же догадкой. Вернее, подтвердившимся подозрением.

Нападение на Кей после первого слушания на Цитадели. И сингулярность, которую Марш попросту впитал в себя, даже не поморщившись. И та же самая невероятная гибкость движений. уже явно не человеческая. Уже явно не органическая.

Бросившись вперёд, Кей заслонила собой проекционный экран, на котором как раз появилась Советница азари, призывавшая всех к спокойствию.

- Слушайте сюда! - крикнула она, обращаясь ко всем сразу - и к своим воспитанницам, и к по-военному навытяжку стоявшим рядовым Кайдена, и к прочим, прочим, прочим - население "Альфы" успело разрастись за эти недели.

- Слушайте! Начинается война. Настоящая война, понимаете? Этот враг гораздо страшнее всего, с чем вы сталкивались раньше. Он не остановится. И я говорю - убивайте! Так, куда попадёт ваш отряд, при виде носителей "Декстро" вы должны стрелять первыми - иначе умрёте. Даже если перед вами будет женщина. Или ребёнок. Стреляйте первыми - понятно?!

- Есть, лейтенант Ленг! - первой вскинула руку старшая из фантомов. Девушка взглянула на неё:

- А вы - помните всё, чему я вас учила - если вы будете недостаточно быстры, вы умрёте. Ближний бой гораздо опаснее - с таким врагом.

кто-то из солдат, прибывших с базы "Семёрки", недовольно буркнул:

- Не учи нас делать своё дело, девчонка...

Т'Лоак пошевелилась, уже готовая вмешаться, но промолчала. Это испытание для девочки, и либо она его выдержит с честью, либо покинет зал с позором. Третьего не дано.

И без того звонкий, голос Кей зазвучал совсем уж металлически. Она за считанные мгновения преобразилась, вытянувшись во весь свой невысокий рост и жестко прищурившись.

Сейчас она как никогда напоминала - Ария сжала кулаки в карманах куртки - человека, убившего её, Арии, дочь.

- Да, я девчонка! - выкрикнула Кей. - Да, блядь, мне всего семнадцать! Но мне приходилось убивать своими руками, пытать, стрелять в упор и протыкать людей мечом, я видела смерть собственного отца, и слышала в прямом радиоэфире предсмертный крик матери - и я буду вас учить, долбоёбы, потому что вы все здесь - кучка непуганых говнюков, которые не видели ничего, страшнее мишени на полигоне... Я права, Кайден? Тейн?

Капитан Аленко шагнул вперёд.

- Да. То же самое я говорил им каждый день, но, похоже, кое-кто не усвоил урок. Слушать сюда, салаги! Я сражался с Кей бок о бок, и могу сказать, что эта девчонка стоит десятка таких, как вы. Пару раз она спасла мою жопу единственным метким выстрелом, и этого я никогда не забуду. Так что, балаболы, или вы слушаете её и стреляете первыми - или подыхаете в первом же бою!

- Мы с тобой. - справа от Кайдена встал Тейн. - Мы с тобой, сиха. Тебе вести нас в эту войну.

Кей прикусила губу. Всё, пути назад точно нет. Она должна защищать этот мир, должна вести всех этих людей на смерть, зная, что не все, далеко не все вернутся...

Зная, что сама может погибнуть...

"Я сделаю это".

- Омега, слышишь?! - прокричала Ария с места. - Вы пойдёте за ней, или я самолично вас повешу на вывеске клуба, когда война закончится!

Задние ряды, состоявшие из бойцов "Затмения", "Синих Солнц" и "Кровавой стаи", взорвались одобрительным рёвом. Омега слышала. И Омега была согласна.

Азари одним слитным движением проскользнула к экрану и грубо, по-хозяйски, обняла Кей за плечи. Притянула её к себе.

- Смотрите, ради чего мы сражаемся! Думайте о тех, кто ждёт вас дома... или будет ждать - после войны!

Кей прикрыла глаза, отвечая на страстный поцелуй Т'Лоак, чувствуя напряжение и волны биотики, растекавшиеся по телу азари.

- ...ради этого вы должны убивать! - прошипела Ария наконец. - Ради будущей жизни вы будете нести смерть в этой войне. Ясно, ушлёпки?

В зале царило гробовое молчание. Кей встряхнула головой, пытаясь согнать с щёк румянец.

- Общий сбор у посадочных площадок через час. Командиры частей формируют связки боец-биотик-техник. Двуталанты идут в ту связку, в которой не хватает лучшего из их умений. Кайден, свяжись с Андерсоном, запроси сведения о приоритетных точках. Выполнять!

- Есть, мэм! - гаркнули несколько десятков глоток. Фантомы молча отсалютовали. Личная гвардия, смертоносная и готовая к бою.

Вот только... какие они всё-таки ещё маленькие...

"Мама, мне страшно. Я знаю, ты бы не испугалась. Отец... я буду защищать свой мир. Я клянусь. Буду!"

Возвращались они с Арией в одну комнату. И вместе подходили к шаттлам. Только тогда, когда нужно было расходиться, Т'Лоак схватила девушку за плечи и жадно впилась взглядом в её лицо.

- Обещай, что не сдохнешь. Что сама будешь бить первой, как ты говорила. Что мы ещё встретимся.

- В "Послежизни". И в "Послевойны". - криво улыбнулась Кей, смаргивая непрошеные слёзы.

- После войны. И в ЭТОЙ жизни. - Ария отвернулась, отпустив её, и быстро пошла к шаттлу, куда загружались бойцы Омеги.

Кей опрометью бросилась к "Эребу", где её уже ждали Тейн и мобильная платформа СУЗИ.

***
***

- Хм, а это что там такое?

Ориана с любопытством кошки, попавшей в незнакомую местность, исследовала квартиру Марша, куда её привёл сдержавший обещание Артериус. Последний деловито копировал все попадающиеся данные и отправлял резервные экземпляры всё тому же Витору.

"Надеюсь, адмирал Зора не придёт по мою душу со сковородкой наперевес... тьфу, дались мне эти сковородки!"

- Это терминал для выхода в экстранет. - услужливо подсказал Сарен, обернувшись к девушке. Ориана досадливо поморщилась:

- Я не такая дура. Просто... почему он подсоединён к автономному блоку бесперебойного питания, а тот, на котором хранились основные документы, касающиеся Аднит, - нет?

- Ответ мы можем получить только после включения. Но я бы советовал соблюдать осторожность.

"Например, вообще не включать ничего. стоит и стоит, заберём с собой и отдадим СУЗИ на потрошение".

- Ой, да хватит меня учить... Мири всегда говорила, что выключить можно что угодно, были бы ножницы и провод, который можно перерезать. И перегрузка.

- И сковородка...

- Что, прости?

- Да нет, это я так. - поморщился Артериус. - Стоп, слышишь?

Хотя не услышать это было невозможно. Громкий хлопок, крики ужаса, ослепительная вспышка света - и топот не одной пары ног на лестнице, словно кто-то забыл о наличии подъёмников в этом бренном мире.

В этот момент терминал, подключенный к бесперебойнику, ожил. Экран залило нежно-розовое свечение, по которому пробежала надпись:

"Загрузка резервной копии личности - 0,2%... 0,6%... 1,5%..."

- Жаль, здесь нет окон. - прошептала Ориана. - Что-то происходит.

- Спасибо, а то я не заметил. - Сарен кивнул на терминал. - Вот это, например. Вырубай его.

Второй хлопок раздался у самой двери. Турианец и девушка переглянулись и, не сговариваясь, затаились по обе её стороны с оружием наизготовку.

"Загрузка резервной копии личности - 37,1%..."

22:26 

Часть 3. Глава 17. Небольшая проблема.

Кошка выглядела взволнованной - это бросилось в глаза Мэлону сразу. Нельзя сказать, что она явилась совсем уж вовремя: саларианин только что выделил штамм одного из местных фитозаболеваний и теперь пытался соединить его со штаммом фитофторы обыкновенной, чтобы усовершенствовать биологическое оружие. Но, похоже, хозяева планеты не имели понятия о желательном и нежелательном времени для визитов.

- Доктор, требуется ваше содействие. - Кайна присела на край отдалённо напоминавшей табуретку поверхности, заставленную колбами и пробирками менее, чем наполовину, что и позволило на ней примоститься.

- Готов выслушать. Можно договориться. - кивнул Мэлон.

Джан'эль глубоко вздохнула и разгладила короткую алую шерсть на щеках аккуратными прикосновениями подушечек пальцев. Наверное, по меркам своего народа она была хороша собой, одноцветно-алая, глаза - глубокого оранжево-красного оттенка, длинные кисточки на ушах, волосы спускаются почти до талии... Да и одеваться умела, теперешний чёрный костюм из блестящей кожи ей очень шёл.

- Наша раса вымирает. Я наводила справки и узнала, что вы считаетесь перспективным учёным в КЗ-4, и ваши разработки помогли целой расе живых существ. Нам может пригодиться ваш свежий взгляд.

Мэлон покосился на индикаторы камер слежения и звукозаписи. Конечно же, и те, и другие, были включены. ЭХто к лучшему. Может понадобиться фактическое свидетельство разговора.

- Я слушаю. В чём проблема?

Конечно же, работа над лекарством от генофага была "визитной карточкой" доктора Мэлона. В любой фазе. Но это было не теми воспоминаниями, к которым он любил возвращаться, насколько бы ложной не была память.

- У вас, конечно же, нет доступа к данным нашего биоцентра. Я расскажу суть сжато, и если вы согласитесь участвовать - материалы будут вам переданы в полном объёме. Дело в том, что структура организмов джан'эль является очень сложной, многоплановой и трудновоспроизводимой. сразу после вынужденного переселения в физические тела мы столкнулись с рядом неудобств. Первым и главным стало размножение. Для оплодотворения необходмо слияние волновых структур и осознанная загрузка начальных свойств и установок в эмбрион - сразу при его формировании. Это занимает довольно длительное время и не имеет ничего общего с тем процессом, с которым связана репродуктивная функция у примитивных рас.

- Понимаю. - кивнул Мэлон, делая пометки в датападе. - Репродукция не связана с процессом удовлетворения половых потребностей. Также не связана с получением удовольствия?

- Именно. После оплодотворения будущая мать уже фактически обречена. Волновая структура плода начинает питаться волновой структурой материнского организма, поглощая её постепенно, но неотвратимо. Мы пытались экспериментировать с обеспечением притока необходимых веществ из внешней среды, но потерпели неудачу.

- Каков срок беременности?

- Три стандартным пятидесятидневных месяца. Первая треть - опаснее всего, в этот период погидают очень многие. Формирование полноценного плода сопровождается полным истощением материнского организма, отторжением любой еды... мы используем внутривенное питание... и тяжёлой депрессией. Вторая треть проходит легче, организм уже приспосабливается и привыкает к медленному умиранию, вследствие чего можно говорить об иллюзии улучшения состояния. Обычно между второй и третьей третью срока женщины уже не в состоянии самостоятельно передвигаться из-за общей слабости. При родах мать умирает. Всегда.

Саларианин неопределённо хмыкнул и поинтересовался:

- Как ваша раса до сих пор существует? Не понимаю. Логически выходит, что смертность превышает рождаемость. Ведь не всегда рождаются женщины.

- Не всегда. Джан'эль в состоянии программировать пол ребёнка.

- По доброй воле рожать тех, кто всё равно погибнет?

Кайна поморщилась и покачала головой.

- Существует Комиссия, которая каждый цикл отбирает квоту рождения. В случайном порядке. Те женщины, кого обязуют сформировть женский плод, помещаются под наблюдение на весь период беременности.

- Кто воспитывает новорождённых?

- Мужчины. За исключением способности к физическому деторождению, организмы особей обоего пола равнозначны.

- Интересно. В теории получается, что джан'эль мужского пола тоже способны выносить ребёнка?

- Опыты проводились. Но все три раза уже сформировавшийся плод погиб на третьей неделе развития.

В глазах саларианина мелькнул азартный огонёк, вгонявший всех его знакомых в нервный трепет. Мэлон встал на след интересной проблемы, и собирался всерьёз взяться за её решение.

- Как проблема решалась всё это время? Альтернативы найдены?

- Единственная альтернатива - извлекать плод из тела матери по завершении первичного формирования и помещать его в тело представительницы примитивной расы. Происходит смешивание структур. Так появляются полукровки джан'эль. Но подходящих сильных женщин в мирах Спирали слишком мало, каждая способна выносить до семи детей. Прирост крайне мал.

- Я понимаю. Миры Спирали взяты вами под контроль для того, чтобы предотвратить вымирание вашей расы.

- Да, можно сказать и так. Когда ваш КЗ-4 только вошёл в Спираль, наше общество насчитывало два миллиона особей. После подавления восстания осталось двадцать тысяч, считая тех, кого пришлось выселить в неблагополучные кварталы. На данный момент - триста двадцать воосемь членов Иерархии и шестьсот двадцать тех, кто обитает в трущобах. Но их можно не считать, потому что их генофонд нездоров.

- Катастрофическая прогрессия. Ещё одного восстания не пережить. Нужно искать выход.

На "мордочке" Кайны вспыхнула надежда, такая отчаянная, что салирианин невольно выставил перед собой поднятую ладонь:

- Незнакомая раса. Нужны материалы. Нужно две особи. Чистокровная, полукровка. Нужна здоровая мужская особь. Доступ ко всем исследованиям и ко всем лабораториям, в которых ставились опыты. Доступ к женщинам-инкубаторам. Неограниченные полномочия.

- Будет сделано. - твёрдо произнесла Кайна. - В качестве чистокровной подопытной можете взять меня.

- Беременна. - это не было вопросом.

- Признаюсь честно, иначе бы я не просила вас помочь. Не в правилах Иерархии вмешивать во внутренние проблемы примитивных чужаков.

Мэло что-то пробубнил себе под нос, внося в датапад уточняющую информацию.

- Образцы должны быть доставлены вечером. Исследования начну незамедлительно. Предоставлю список необходимого оборудования. Осталось обсудить вознаграждение.

- ...пусть они уберут КЗ-4 из списка Спирали. - послышалось позади Кайны. Та слегка вздрогнула, моментально окутавшись мерцающим облачком защитного барьера. Мэлон кивнул:

- Именно. Независимость нашей галактики. В обмен на выживание вашей расы. Условия неплохи. В случае успеха вы не теряете ничего. Мы теряем. Мы будем заинтересованы.

- Сделаю всё, что смогу. - Кайна склонила голову и поднялась, разглаживая рукава белой блузы, надетой под кожаный корсет. - Вечером будут доставлены образцы, доктор. Ожидайте.

Когда её шаги стихли, Кай Ленг, благоразумно уменьшив громкость динамиков, спросил:

- То есть, если ты не найдёшь способ решения проблемы, Шепард умрёт? Я правильно понимаю?

- Пока мало данных. - досадливо отмахнулся Мэлон. - Неизвестно, имеют ли два оставшихся плода волновые структуры. Неизвестно, насколько Шепард устойчива к их воздействию. Но по моим наблюдениям, течение первого цикла беременности совпадает с таковым у джан'эль.

- Ты имеешь в виду полное истощение и всё прочее? На всех видеоматериалах, которые приносит эта кошка, сопровождающая Шепард, она кажется весёлой и довольной жизнью. Я бы сказал, что она выглядит здоровее, чем обычно.

- Неизбежные последствия разделения. - пробормотал Мэлон. - Она будет чувствовать себя прекрасно. Пока не придёт время родов.

- И во время родов тоже. Она... не должна умереть.

- А ты вообще помолчал бы. - отозвался Ленг насмешливо. - Краше в гроб кладут, хотя какой там гроб - кремировать, чтобы не ожил и не пришёл по чью-нибудь душу. Шёл бы ты откуда пришёл. Я там как раз чайку заварил, ударение на второй слог.

- Нет.

Вот за это "нет" Кай Ленг уже готов был блондинистого упыря если не прибить, то долго и с наслаждением побить головой об обшивку, причём часто ловил себя на мысли, что с Шепард неплохо бы проделать то же самое. Но в первом случае Явик его уже опередил, а во втором... ну у кого поднимется рука на беременную женщину? Ну, или не рука... короче говоря, ничего не поднимется.

- Почему нет? - вкрадчиво поинтересовался Ленг.

Доктор Мэлон демонстративно отвернулся к своему столу, вспоминая порядок выкладки штаммов, но не забыв перед этим убедиться, что прямо сейчас никто умирать вроде бы не собирается.

Равана неопределённо махнул рукой.

- Глубокое сканирование. Три часа уже почти истекли, а до Директории идти полтора часа.


- Не нужно тебе туда идти. - из-за поворота показался злой и чем-то перемазанный Явик. - Ты уже официально мёртв. Как и твоё изначальное тело. Так что можешь спокойно сидеть здесь хоть сто лет, они и не предполагали, что ты придёшь.

- Печаль-беда. - добавил выглянувший из-за плеча протеанина Назара.

- А ты вообще молчи! - окрысился тот. - "Дядь Явик, тут короче! - из-за кого мы потеряли два часа и поучаствовали в уличной драке?! Кто притащил с собой ещё одну кошку?!

- КОШКУ???

- Примитивный, НЕ ОРИ ТАК!

- Где кошка? Образец не помешает.

- Дядь Явииик... печаль-беда... а знаете, мама теперь может энерголучи использовать...

Во всей этой какофонии, однако, не остался незамеченным тоненький всхлип, и в самом тёмном углу внезапно обнаружилась джан'эль-подросток с ярко-голубым мехом, испуганно сверкавшая тёмными глазами на разношёрстную компанию.

- Та-а-ак. - ну разумеется, Вакариан не мог пропустить такое развлечение, обратив внимание на то, что остальные снова что-то затеяли, после громового "КОШКУ???" над самым ухом. - И кто это здесь у нас?

- Дядь Гаррус, это печаль-беда, её хотели забрать в службу безопасности за то, что она поскользнулась-упала, а мы её спратали-привели... правильно, дядь Гаррус? Да?

Турианец тяжко вздохнул, подумав, что очень скоро "дядей" его будут называть ещё двое юных дарований. А, учитывая наследственность, они окажутся такими же неугомонными. вот что - настоящая печаль-беда.

Воспользовавшись отвлечением общего внимания на новую гостью, предвестник скрылся в переплетениях галерей, ведущих к залу масс-реактора.

Если кто-то или что-то ограничивает свободу передвижения, это что-то или этого кого-то всегда можно отключить.

Главное - успеть отключить и вернуться ДО ТОГО, как примитивный сообразит, и ДО ТОГО, как перестанет действовать анестезия.

"Ну-ну..." - с нескрываемым ехидством подумал Ленг, отслеживая намечающуюся диверсию. "Давай. Попробуй".

23:15 

Часть 3. Глава 18. Рекомбинация.

- Итак, уважаемые Коллегиалы. - Шейра откашлялась, деликатно прикрыв рот ладонью. - Я высказала все свои соображения по поводу необходимости превентивных мер. Уверяю вас, что они полностью оправданы - избавившись от испорченного генофонда, мы получим чистые образцы расы. Использовать управляемые ИИ суперструктуры на данный момент было бы идеальным решением.

Это было рискованным предложением, и экс-Секретарь Асанти прекрасно понимала, что сейчас Коллегиалы пытаются взвесить на одних весах, с одной стороны, чувство вины перед потомками "безумной двадцатки", а с другой стороны - угрозу нового восстания, ставшую внезапно слишком реальной.

Коллегиал Асанти поймал быстрый взгляд дочери, которая смиренно стояла в Круге Просящих, и едва заметно кивнул. Дескать, сделаем и учтём, давно пора было стереть это непотребство с лица планеты. Шейра просияла, но тут же потупилась и постаралась обратиться мыслями к чему-нибудь иному.

Эта идиотка Кайна... надо будет выяснить, как она ухитрилась забеременеть от примитивного, причём без осознанного желания, причём с первого раза... причём тогда, когда её помощь так пригодилась бы. Эти клуши, превращающиеся за неделю в озабоченных полумёртвых жалких уродин, всегда вызывали у Шейры брезгливость пополам с недоумением. Как член Комиссии, она имела право на стерилизацию, которым воспользовалась уже давно, и свято полагала, что любая разумная джан'эль должна сделать то же самое.

- Исполняющая обязанности Председателя Серой Комиссии Шейра Аделейр Асанти. - Проговорил, наконец, один из сидящих за столом членов Коллегии. - Мы обсудили ваше предложение. Мы согласны. Приказ: приготовить суперструктуры и нанести упреждающий и финализирующий удар по кварталам, населённым отступниками. Выполнять.

Шейра поклонилась и вышла, внутренне ликуя. Коллегия приняла столь рискованное предложение! Значит, отец был прав, и она действительно может подняться на самый верх Иерархии. Если постарается...

Что же. Она была намерена ОЧЕНЬ постараться.

***
***

"Дядь Мэлон, а почему вы не проведываете маму?" - высветилось на уни саларианина поверх выкладок о нуклеиновых цепочках джан'эль.

- Странно. - пробормотал учёный. - Назара? Нет. Не может быть. В физическом теле. Кто-то из двоих оставшихся. Почти уверен.

"Меня зовут Тейне, и я проснулась. Тут так скуучно! Мири ещё спит, а Нази сбежал. Дядь Мэлон, расскажешь что-нибудь?"

- Верно. Не ошибся. По данным исследований джан'эль, может быть только один плод. Считал, что оставшиеся не имеют волновой структуры. Нехорошо. Опасно. Если даже один плод так опасен для матери. Ленг? Найди Равану. Пусть возвращается в лабораторию. Плохие вести.

- Плохие, как предполагаемый конец света? Я тут наблюдаю, как он собирается отключать мой процессор, хорошее развлечение, кстати, и ты предлагаешь мне от него отказаться? - в голосе Ленга явственно звучал еле сдерживаемый смех. Мэлон развёл руками:

- Придётся. Второй плод тоже имеет волновую структуру. Не рассчитывал на это. Девочка. Зовут Тейне.

- Она... с тобой разговаривает?!

- Только что. Сказала, что третья ещё спит. Я имею опасения.

- И, кажется, обоснованные... - динамик замолк, заставив Мэлона встрепенуться.

- Ну вот. Я всегда прав. - констатировал он, с облегчением заметив, что окошки с нуклеидами снова стали доступны.

Гаррус неторопливо возвращался к калибровочным панелям. Он убедился в том, что все новые и старые лица в порядке, в здравом рассудке и трезвой памяти, оставил Явика разбираться с кошачьим выводком, хвала лунам Палавена, пока состоящим только из двух особей. Если не считать "сигнатуры Китти", конечно.

Цель прогулки по коридору была уже практически достигнута и зазывно подмигивала голубыми светодиодами изо всех щелей, но внезапно Вакариан остановился и прислушался, благо, акустика в этой части суперструктуры была потрясающей, превращая даже мягкие шажки Китти в топот испуганного элкора, не в обиду добродушным созданиям будет сказано.

"Нет, не послышалось". - наконец понял турианец, и свернул в одно из нехоженых ответвлений, которые слудили чисто техническими коридорами, и потому были очень узкими и тёмными. Жнецам всё равно, а наличие здесь других форм жизни не планировалось... до некоторых пор.

Углубившись в отмеченную лишь аварийными маячками, бросающими оранжевые блики на стены, "кишку", Гаррус снова остановился и теперь уже явственно различил совсем рядом сдавленный стон. Как будто кому-то, пока невидимому, было очень плохо, и этот кто-то изо всех сил старался это скрыть.

И Вакариан даже имел догадки по поводу того, кто бы это мог быть.

Дальнейшее продвижение по едва подсвеченному коридорчику подтвердило его подозрения целиком и полностью.

"Хорошая идея - забраться сюда и тихо сдохнуть. Но я сегодня в роли злого полицейского, поэтому выстрела милосердия ты не дождёшься!"

Он лежал лицом вниз в луже собственной крови - странной, непривычной, белой, такой у людей не бывает, но за прошедшие дни Гаррус уже привык к этому цвету, попеременно с ворчащим Явиком помогая Мэлону в медицинском блоке. Саларианин, тараторя так, что с трудом можно было разобрать окончания слов, пояснил, что, если бы представлялось возможным вернуться к нормальному человеческому способу питания, было бы гораздо легче, но раз уж один вид любой пищи вызывает реакцию отторжения, то что же делать...

Последние три дня его тошнило исключительно кровью. Каждый раз мучительно долго, и каждый раз Гаррус спрашивал себя, как может человеческое тело столько выдержать. А ещё - спрашивал, что было бы, если бы это была Шепард. Ведь, если бы не разделение...

Он гнал от себя такие мысли, но они возвращались с завидным постоянством.

- Ну чего тебя сюда понесло, а? Ну пора уже взять в голову, что никто здесь не позволит тебе или Наташе умереть, как бы вы ни старались... - заворчал Гаррус, опускаясь на корточки. - Эй, Большой Брат, скажи Мэлону, что тут форс-мажор намечается - пусть срочно бросает своих кошек!

Перевернув Равану на спину, турианец обеспокоенно вгляделся, насколько позволяло освещение, в землисто-бледное лицо. После того, как Явик, взяв обещание молчать об этом даже под пытками, рассказал о незапланированном сеансе прикладной реанимации, Вакариан вправе был ожидать чего угодно.

"Кажется, дышит... Чёрт, а как же теперь..."

- Ленг, заодно спроси - можно его сейчас трогать? Раньше он вроде не терял сознание во время приступов...

- Вакариан, не ори. Я тебя слышу даже тогда, когда ты поёшь шёпотом ваши народные песни. Мэлон говорит, что вторая из детишек Наташи проснулась, и, как выразился наш мучитель от медицины, он имеет опасения. Трогать можно, хватай и тащи в лабораторию, какие у нас альтернативы?

Альтернатив и вправду не было никаких. Очень аккуратно, стараясь не сделать ещё хуже (кабы ещё знать, что могло это самое "хуже" сделать), Гаррус приподнял бессознательное тело и с некоторой опаской замер, ожидая чего угодно. Но ни "что угодно", ни вообще что-нибудь не произошло, и Вакариан медленно выпрямился, по возможности плавно, отметив, что узкий коридор к упражнениям на поднятие тяжестей не располагает.

Хотя... какие там тяжести, право слово.

Гаррус уже обрадовался, что благополучно сдаст ходячую (к сожалению) проблему с рук на руки и, наконец, доберётся до родной и милой сердцу калибровки, но его надеждам суждено было сбыться далеко не сразу.

Уже на полпути к месту назначения, когда Вакариан сосредоточенно считал боковые световоды - было у него такое медитативное развлечение - пришлось остановиться, потому что их общего незадачливого подопечного снова стошнило. В этот раз - прямо на Гарруса.

"...! Только не декстро-кровь! Мне так нравилась эта жилетка..."

Теперь уже не отстирается никакими "супернадёжными порошками" и "качественными, как всё в мире, гелями".

- Тшш... спокойно... сейчас всё пройдёт... - памятуя о тонком слухе Ленга, шептал он одними губами, прижимая к себе судорожно вздрагивающее тело. Хорошо бы Мэлон поскорее решил кошачью проблему, а то до объединения кто-то точно не доживёт.

- Гаррус... да... и я тебя... тоже... - неожиданно различил он в тихом болезненном всхлипе. Настолько неожиданно, что едва не уронил свою ношу и замер, как громом поражённый.

- Ты - меня - что?! - опасливо поинтересовался он, но ответа не получил. Зато в турианскую голову пришла мысль, настолько смелая, что он аж зажмурился.

"Если они - одно существо. Если чувства у них тоже одни на двоих. Если это критично, то... Шепард всё-таки... она меня всё-таки..."

Продолжать он себе запретил. Чтобы не создавать иллюзорных надежд, которые и так расцвели буйным цветом.

- Мэлон, принимай работу... - устало бросил Гаррус, переступая порог отсека. - Зовите, если что, я - калибровать.

- Как мне нравятся эти твои финальные реплики. - отозвался из-под потолка Кай Ленг.

***
***

Восемь суперструктур расположились по периметру "недостойного" квартала, жители которого мирно спали и вряд ли подозревали о надвигающейся со стороны Директории катастрофе. Восемь чёрных формаций, каждая - не менее километра в длину, хищно изгибающие сочленения гибких и даже красивых - если наблюдать отстанённо - тел.

- Финализацию начать. - негромко проговорила в микрофон Шейра. - Расчётное время пошло.

Растянутое над кварталом поле маскировки вспухло изнутри, но генераторы работали безупречно. Когда заработали энерголучи, ни один отблеск красного не вырвался наружу.

Упреждающий удар был нанесён.

23:55 

Часть 3. Глава 19. Words of silence.

- Примитивный, иди проветрись. Не мне одному служить нянькой у этих блохастых.

Явик выглядел до крайности раздражённым, но не таким уж и уставшим. Ещё бы: он-то спал двое последних суток - регулярно и сладко, тратя драгоценные силы только на то, чтобы развлекать Назару и его малолетнюю подружку. Что, кстати, тоже не было чересчур обременительным занятием, потому что котята обожали рассказы "дядь-Явика" о приключениях "смелой и хитрой Шепард" и тут главным было только лишь цветисто описывать события. А уж цветистости речи протеанина было не занимать.

- Неужели ты рассказал им уже всё, что знал? - поморщился турианец. - Нет у меня особого желания проветриваться, век бы этот город не видеть...

- А ты его вообще видел? Ты, кажется, всё это время то здесь, то в калибротсеке торчишь - хоть бы поинтересовался, что это за поганое место.

- Спасибо, наслышан. - огрызнулся Гаррус. - Чего тебе нужно, четырёхглазый? Если задолбался присматривать за детьми... - он повысил голос до яростного шёпота, - ...то так и скажи, нечего меня проветриваться выпроваживать! Здесь мне достаточно свежего воздуха, знаешь ли, вентиляция отличная!

- Чего разорался?

Явик многозначительно фыркнул и пожал плечами, с усмешкой пожирая всеми четырьмя глазами разозлённого собеседника.

- Вообще-то, неплохо бы вернуть девчонку родителям, она говорит, что её уже наверняка бросили искть. А я не хочу лишний раз наткнуться на кого-нибудь из блохастых, потому что могу возжелать устроить им спасение через уничтожение, как говорит один наш приятель. Не привык себе отказывать в подобных желаниях, знаешь ли. Если хочешь откровенно - то саларианин мне все мозги перевернул причитаниями в стиле "Вакариану нужен отдых. Вакариану нужно развеяться". В самом деле, торчать на одном месте и я умею, а вот попробуй-ка иметь дело с кошачьими детёнышами - или слабо? Хотя что вам, примитивным, не слабо... я тут уже думал, что, когда вся эта чушь закончится, мы с блохастым отправимся в более цивилизованные места, чтобы не видеть ваши рожи...

- Эй, ты не заговаривайся, ископаемое! - сжал кулаки Гаррус. - Я, конечно, могу подменить тебя и погулять с котятами, если ты утомился, бедняжка, но думай, что говоришь, а то...

- А то? - осклабился протеанин.

- КОШАЧЬЯ ДРАКА! - восторженно прокомментировал Ленг "тихим ором", как окрестил эту громкость динамиков Гаррус. Не хватало только Легиона с его тонкими подколами, которых от гета никто не ожидал, и слава небесам. Уже скажанного хватило с лихвой.

Пресловутая драка была весьма вероятна, но положение спас появившийся Мэлон. Вакариан уже начал подозревать, что доктор ошивается поблизости, и специально появляется в обозримом пространстве для предотвращения очередной потасовки или словесной перепалки, в неё перерастающей.

Но и то, честно сказать, - до рукоприкладства, биотикоприкладства и выстрелов дело не дошло ещё ни разу.

- Коммандер Явик. Вам нечем заняться? У меня штаммы чумки обыкновенной не отсортированы. Вакариан, вы знаете, что не стоит повышать голос. Не усложняйте мне работу. Предпочитаю иметь дело с джан'эль. Спокойные. Послушные.

- Ну конечно, не хотят сдохнуть, вот и слушаются! - расхохотался Кай Ленг. - Доктор, вы неправы - эти двое пытаются облегчить вам работу, да вот никак договориться не могут.

- Понимаю. Что ж. Вакариан, попрошу проводить Аннелль к её родителям. Волнуются. Наверняка. Коммандер Явик, будете помогать здесь. Много работы. Ступайте на дезинфекцию.

Гаррус с сомнением покачал головой, не желая покидать насиженное место, не желая пребывать в неведении, не желая... усилием воли он заставил себя разжать пальцы, и без привычного ощущения чужого тепла стало как-то странно. Да что там, всё вокруг было как-то странно, причём уже давно. В том числе и это чувство, что ну никак уходить не нужно сейчас, что это будет опасно, нехорошо, что произойдёт нечто совершенно уж препаскудное...

Своим предчувствиям турианец привык верить. Но, вот незадача, здравому смыслу Мэлона он тоже доверял. И в неравной борьбе первыми сдались предчувствия, спрятавшись в самый дальний уголок сознания.

- Заодно и Ферона поищем. Даже если он загулял, как вы все утверждаете, пора бы и честь знать...

Не дожидаясь ответа, Вакариан вышел, и очень большого труда стоило не оглянуться на пороге. Но он постарался сконцентрироваться на той мысли, что нужно искать дрелла, о котором все как-то забыли, или на которого все попросту забили. А потом искать Шепард, хватать и улетать... как только Мэлон закончит свои кошачьи эксперименты. Согласился же, варрен его дери. Никак научный зуд не успокоит.

Аннелль нашлась почти у самого люка. Кошечка сосредоточенно вырисовывала что-то на планшете, зажимая стилус обеими руками, и высунув кончик языка от большого старания. Увидев Гарруса, она вскочила, выронила планшет, стилус, и прижалась к стене.

Вакариан озадаченно почесал в затылке. Из скупых рассказов Мэлона и возмущённых реплик Ленга он уже знал, что юная джан'эль не разговаривает и запугана по самое не балуйся, но он-то, простите, что ей сделал? Разве что мордой не вышел, но это уж извините, люди и нелюди добрые, с какой родился, какую ракетой поцеловало, с такой и живём. Нектоторым даже нравится.

- Не бойся, слышишь? Не бойся. Я отведу тебя к родителям. Хорошо? Пойдём. Я тебя в обиду не дам. - и Гаррус первым спустился в люк, дав девчушке время обдумать его слова. Остановившись у суперструктуры, он оглядел ровные ряды небоскрёбов, и в сердцах выругался, сам не зная, что же ему так не понравилось. Здания, как здания... вроде бы. Но пакость же неимоверная. Кажется, так и пошёл бы с гранатомётом наперевес, не останавливаясь, до самой их Коллегии, чтобы впереди всё разбегалось, а позади - горело и рыдало...

"Э, что это я вдруг? Дома и дома, на Цитадели есть похожие, сколько угодно..."

В руку мягко ткнулась пушистая ладошка. Вакариан скосил глаза и постарался улыбнуться как можно приятнее. Аннелль, кажется, оценила его старания и тоже разулыбалась до ушей. Потом указала направо, и слегка потянула сопровождающего: мол, пойдём, раз обещал.

До нужного квартала они добрались быстро. Более того, без единого встречного на прямых, как стрела, тротуарах. Без единого гравикара на проезжей части. То ли город вымер, то ли у них всегда так... Турианец с ленивым любопытством рассматривал одинаковые постройки с чёткими номерами и вывесками, окружённые строгими оградами чахлые клумбы, на которых клонили головы какие-то фиолетовые колокольчики, вычерченные повсюду указатели. Мёртвый мир. Или умирающий.

"Или мертворождённый" - внезапно стукнула мысль. "Такое впечатление, что здесь все уже умерли, а сами об этом не знают, и продолжают выполнять привычные действия..."

Иногда Вакариана обуревали подобные идеи, и он не знал, куда от них деваться. Надо же - все умерли... и придёт же на ум подобная дурость.

Увидев цветные крыши домиков прямо по курсу, Аннелль подпрыгнула и радостно то ли хихикнула, то ли мурлыкнула. Кажется, она была готова вырвать лапку из ладони Гарруса, и помчаться вперёд, но турианец внезапно застыл посреди полированных плиток пешеходной дорожки. Что-то ему очень не нравилось. Он обернулся к кошечке:

- Подожди здесь. Поняла? Я быстро. Если там нет опасности - пойдём вместе. Никуда не уходи!

Та серьёзно кивнула, похоже, озадаченная взволнованным тоном спутника. Но объяснить Гаррус ничего не смог бы, просто его интуиция орала и топала ногами, сигнализируя о том, что дело дрянь. И на этот раз игнорировать её призывы Вакариан не стал, а поспешил к границе квартала, над которым дрожало марево разогретого солнцем воздуха. Через несколько мгновений он уже пересёк ту черту, где заканчивались плиты и начиналась мощёная дорожка, петлявшая между тесно прижавшимися друг к другу домиками, и...

Домиков не было.

Ничего не было.

Груды обломков, из-под которых сочится какая-то тёмная жижа. Фрагменты тел... окровавленных, обожжённых... и целые тела...

Запах палёной шерсти. Запах горящего мяса. Запах... непередаваемый запах, словно это всё сутки находилось под не пропускающим воздух колпаком, хотя так и было наверное, ведь снаружи ничего не видно, ведь они... так, Вакариан, успокойся.

Из всего, известного Гаррусу, сотворить ТАКОЕ могли только одни существа.

Превозмогая дурноту, он дошёл до конца улицы, избегая наступать на обуглившиеся балки, изуродованные трупы, выбитые стёкла, радужно переливающиеся под полуденными лучами, стараясь фиксировать только возможное движение - а вдруг кто-то чудом уцелел, вдруг отыщется под завалами? Но понимал сам, что это бесполезно. Зачистки всегда делаются наверняка. Как и в тот раз, когда...

Стоп. Какой ещё "тот раз"?!

Вакариан потряс головой и повернул обратно. Так и сбрендить недолго. Наташа, кажется, всё сокрушалась, что они не видели войну и смерть воочию, а только хранят слепок чужих воспоминаний? Вот вам и война, и смерть. Взгляд выхватывал отдельные кадры, монтируя в хронику скорби.

Треплется на погнутой перекладине пёстрый шарф, голубое с белым и оранжевым. Только вблизи понятно становится, что он на самом деле - чисто-голубой... был.

Хрустит под ногой страшное, чёрное, и непонятно, то ли деревяшка, то ли чья-то рука, по форме похоже, а вот... прости, неизвестное мне существо, если наступил, вас здесь так много... Сотни невинных душ, которые собрались по обочинам и смотрят на чужака, ничем уже не могущего помочь... Призрачные фигуры в один прекрасный момент показались едва ли не реальными, взгляды мёртвых глаз продирали морозом по затылку, и Гаррус отвесил себе щедрую оплеуху. Очнись, боец! Тебя ждёт ребёнок, которому надо как-то объяснить... всё это.

Детская яркая карусель в одном из двориков кружится под лёгкими порывами ветра, кружится, а рядом раскачиваются качели, простая досточка на верёвках, и на мгновение проступают тени весело хохочущих детишек, чтобы тут же исчезнуть...

Потом, когда у Гарруса будут спрашивать, что он помнит из нынешних событий, он честно ответит - тишину. Захлёбывающуюся немым воем тысячи глоток тишину, которая здесь уже никогда не нарушится. Царство смерти, законсервированное навеки под меняющимся небом... сейчас - пронзительно-белым, пустым и равнодушным.

Всё-таки Аннель его не дождалась. Она стояла в самом начале улочки, прижав ладони к губам, и быстро-быстро моргая всеми глазами. Яркая шёрстка стояла дыбом, а когда Гаррус без слов опустился на одно колено и обнял девочку, то почувствовал, как её трясёт.

Неизвестно, сколько они простояли так под взглядами мёртвых джан'эль, грустно улыбавшихся им из-за каждого забора. Но в конце концов Аннелль чуть отстранилась и показала на третий слева дом. Вернее, на то, что раньше было домом.

- Жила здесь. - тихо сказала она. - Надо...

И, сложив руки на груди, прошептала несколько слов на местном кошачьем диалекте, отличающемся от официального языка джан'эль, и потому непонятном Вакариану. Но почему-то ему казалось, что смысл он уловил.

- Дядь... Гар-рус. Надо всем сказать. Пойдём. - Кошечка чуть толкнула его в плечо, вынуждая подняться, и они направились обратно.

Из мира мёртвых - в мир, никогда не бывший живым.

Пройдя пару метров, Вакариан остановился, и обернулся назад.

Радостные черепичные крыши, замершие в марева летнего зноя.

И больше ничего.

***
***

- Миссис Шепард.

Сюзанна вздрогнула. Она уже почти привыкла к неожиданным появлениям этого "союзника", как называла его Аднит, но всё равно, согласитесь, нервирует, когда у тебя за спиной кто-то внезапно возникает из ниоткуда. Технологию пространственных перемещений в КЗ-4 пока не освоили, потому женщине это казалось едва ли не чудом из чудес. Без ретрансляторов, без эффекта массы...

А ещё он никогда не показывал глаза. Всегда только солнцезащитные очки, тёмные и бесстрастные, как и голос.

- Ах, это вы? - она отложила датапад. - Есть какие-то новости по нашим... хм, заказам?

Собеседник холодно улыбнулся, и Сюзанна приподняла бровь. Играть мимикой вот так они могли часами, перекидываясь ничего не значащими вежливыми фразами, ловя друг друга на малейшем несоответствии тона и смысла, решая, насколько стоит верит друг другу, и что можно сказать в этот раз, а что лучше приберечь "на потом".

С такими союзниками и врагов никаких не нужно.

Но на этот раз гость почему-то не стал начинать излюбленную забаву "кто кого подловит первым".

- Взгляните сюда, миссис Шепард.

Затянутая в чёрную перчатку рука протянулась вперёд, и в пальцах сверкнула алым тонкая пробирка с густой, стекающей по стенкам, жидкостью.

- Это образец средства для турианцев. Можете испытать - пробник за счёт фирмы, как говорится. - снова холодная усмешка.

Сюзанна коснулась холодного стеклопластика. Вот эта жидкость - то самое средства, что может обречь на смерть целую расу? Не может быть... но, судя по тому, что она слышала о корпорации, производящей подобные... милые жидкости... вполне возможно.

- Как применять? - она подняла взгляд и привычным движением коснулась кораллового ожерелья. Мужчина в тёмных очках небрежно ответил:

- Распылить в воздухе. Полагаю, ваш уровень развития технологий это позволяет? - и, чуть помедлив, добавил: - Я знал, что вы снова будете в красном, поэтому принёс именно турианский образец - он гармонирует с вашими украшениями, миссис Шепард.

- Неужели вы пытаетесь меня соблазнить, господин Вескер?

- Боже упаси, миссис Шепард. Я прекрасно осведомлён о судьбе каждого из ваших партнёров, и не собираюсь повторять их ошибки. Когда опробуете образец, свяжитесь со мной. И не забудьте о плате...

- Я помню. Объекты Р9 и Р10 практически у вас в руках.

- Предпочитаю видеть их фактически в пределах моей организации. Удачных опытов, миссис Шепард.

Исчез он так же быстро, как и появился. Сюзанна вздохнула и вызвала к себе Миранду, с некоторых пор заменившую женщине погибшего Марша. Миссис Шепард тоскливо взглянула в сторону тусклого огонька на панели сигнатур, который уже никогда не...

...который сейчас снова прерывисто мерцал зелёным.

Женщина вцепилась обеими руками в столешницу. Неужели... Ещё одна хорошая новость за один час - это очень подозрительно.

***
***

- Уйди, четырёхглазый. - устало бросил Гаррус, отталкивая Явика и без сил падая в ставшее родным и любимым кресло. Всё, прогулялись. Проветрились так, что на всю жизнь хватит.

Протеанин на стал ничего спрашивать, просто коснулся руки Вакариана и глубоко вздохнул, почти сразу же убирая свои "грабли".

- Те, кто сделал это, горько пожалеют. Я клянусь. - глухо проговорил он. - Клянусь, что тот, кто приказал истребить ни в чём не повинных существ, дорого заплатит за это. Клянусь своей честью и памятью Империи!

Гаррус молча отвернулся. Его заботило кое-что ещё. На пути к суперструктуре турианец заставил себя логически подумать о причинах истребления шести десятков джан'эль, и вывод, напросившийся сам собой, был... мягко говоря, неутешительным.

- Явик, сделай милость - не трогай пока... его, хорошо? Нам и так проблем хватает. Мы отомстим. Но нам нужно сохранить то, что у нас есть, прежде, чем развязывать освободительную войну.

- Он всё равно узнает.

- Но хотя бы не сейчас. Тебе доставит удовольствие убеждать его в том, что это Иерархия - аморальные уроды, а не он снова кругом виноват?

- Но он виноват, хоть и косвенно. Иерархия боится нового восстания.

- Теперь она его точно получит.

- Получит.

- Эй, если вы собрались бить морды блохастым - то подождите, пока я мобильную платформу доделаю, хорошо? - вмешался Ленг.

- Подождём.

- Да. Мы подождём.

***
***

Легко оказалось делать вид, что не в курсе происходящего. И целесообразно, ведь какая разница, слышишь ли ты что-нибудь, если говорить сил не хватает?

Протеанин допустил один серьёзный просчёт, характерный, впрочем, для его расы. Считывая турианца, он не убрал вторую руку оттуда, где она лежала. Лёгкого соприкосновения с открытым участком кожи вполне хватило.

Не рассказывать? А какое это уже имеет значение?

Разве можно испортить всё ещё больше?

Впрочем - можно. И, чтобы не допустить окончательной катастрофы, необходимо сделать то, что давно уже является самым правильным решением проблем.

Единственным правильным решением.

23:22 

Часть 3. Глава 20. Реальность как она есть.

Звук капающей воды невыносимо раздражал. Как будто где-то совсем рядом шёл дождь. Или протекал водопроводный кран. Изматывающие монотонные удары, звонкое шлёпанье, превращающееся в изощрённую пытку.

Но… если вдуматься – вода? Капает? В суперструктуре?!

От этой мысли звук из просто раздражающего стал пугающим. И, что самое странное, незаметно куда-то подевалось всё остальное: голоса тихо переругивающихся протеанина и турианца, писк какого-то из приборов, прочие фоновые звуки… всё, что было привычным и нормальным, всё, что позволяло даже в темноте прекрасно ориентироваться.

Тишина и падающие без остановки капли. Это было, по меньшей мере, ненормально. Разве что это очередной сон, лишь по недоразумению похожий на реальность. Но ведь прочие ощущения никуда не делись: твёрдость матраса, уже привычное покалывание на сгибе левого локтя – от иглы капельницы, тёплая тяжесть одеяла. Всё на месте. Только что-то всё равно не так.

Пять минут, десять, пятнадцать прошли без малейшего изменения. Вода всё так же капала, звуки всё так же отсутствовали. Оставался только один способ проверить, произошло ли что-то на самом деле, или это неполадки его собственного восприятия. Было бы неудивительно. Что ж. В конце концов, если это галлюцинации, здесь полно существ, способных об этом сообщить. И посмеяться вдобавок, что сейчас было бы как нельзя кстати. С некоторых пор, а именно – с пробуждения под обломками Цитадели, он недолюбливал тишину и звук монотонно барабанящих капель. Вполне возможно, что подсознание услужливо вытащило наверх самое неприятное из того, что нашло… Ладно, положим, не самое, но всё равно – неприятно.

Выползая из-под одеяла, он уже представлял себе, как можно проверить происходящее на достоверность. Все видения, галлюцинации, горячечные сны отображают реальность такой, какой она была в последний раз перед переходом сознания в изменённое состояние. То есть, проверять необходимо на изменения. Ближайшим доступным изменением была дверь медотсека, совершенно точно закрытая, потому что Вакариан не любил открытых дверей за спиной. Что ж, посмотрим, оправдала ли себя эта его фобия.

Холодная обшивка стены оказалась слишком далеко от импровизированной кровати, дальше, чем казалось раньше. Но в конце концов пальцы коснулись металлопласта, и Равана постарался представить себе план помещения. Дверь – прямо и налево, потому что направо расположены мониторы и рабочий стол саларианина. Значит, пойдём налево. А там видно будет, точнее, не видно, а слышно и наверняка понятно.

Шаг за шагом, скользя ладонью по стене, неожиданно легко, сколько там Мэлон залил в его раздражающе неприспособленное тело лекарств – неизвестно, но иногда они помогали, как сейчас. Иногда ненадолго становилось легче, и это вселяло надежду. Как там сказал Председатель Мэйлан? «Всё выдержит»? Да. Его с рождения готовили к тому, чтобы выдержать ВСЁ. Так и будет, точнее, так и должно быть, во всяком случае – он приложит к этому все усилия. Логично и последовательно было назначить ценой за жизнь одного существа равноценную жизнь другого. Всё-таки Древнейшие мудры, хоть и кажутся жестокими более примитивным существам.

Дверь оказалась распахнута настежь, рука не встретила сопротивления и ушла в пустоту, отчего он чуть не потерял равновесие. Но вовремя удержался за косяк и ощупал створки, застопоренные в миллиметре от полного состояния «открыто». Странно. Похоже на то, что их раздвигали механически, ведь электронный механизм скрывает половинки стенных панелей полностью.

Значит, всё-таки реальность. Что ж. Будем отталкиваться от этого. Что-то внезапно произошло, причём настолько внезапно, что никто ничего не почувствовал. Но где тогда остальные? Аннигилировались, что ли?

Ответ обнаружился очень быстро: буквально в трёх шагах. Что-то мягкое под ногами, что-то, обо что так легко споткнуться и потом барахтаться на полу, пытаясь подняться, что с расстроенным вестибулярным аппаратом, спасибо протеанину за его тяжёлую руку и Нормандии за её твёрдые стены, каждый раз превращалось в пытку.

На этот раз не споткнулся. Вовремя остановился, и, как можно более плавно опустившись на корточки, что, впрочем, не уберегло от «радостных бабочек» перед внутренним взором, ощупал находку. Почти уже привычно, хладнокровно, ведь никаких иных способов познания окружающего мира, кроме слуха, осязания, и обоняния не осталось.

Находка же имела форму и запах турианца. Давно почившего и начинавшего разлагаться, причём довольно активно. Под рукой оказалось что-то склизкое и мягкое, выше чего обнаружились встопорщенные мандибулы. Уж эту-то часть турианского тела ни с чем не перепутаешь.

Очень аккуратно вытерев руку о ткань, ну, он понадеялся, что это ткань, Предвестник отодвинулся от трупа – а чем ещё это может быть? – и тяжело вздохнул, со смешанными чувствами. С одной стороны, Вакариан как-то очень неожиданно умер, а с другой – это всё больше напоминало тягостный температурный кошмар, который не имеет ничего общего с действительностью. Что ж…

Нужно найти остальных.

Страха, зародившийся было, благополучно скончался в этом самом зародыше, трансформировавшись в холодное и отстранённое любопытство. Надо понять, что произошло. Потом – кто в этом виновен. Потом – где виновного искать. И как его уничтожить.

Обоняние словно в одночасье обострилось: теперь он чувствовал сладковатый запах гниения повсюду. И по мере продвижения к повороту, соединявшему ответвление к медблоку с основной магистралью, этот запах только усиливался.

Металл. Холодный… и ржавый, крошащийся под пальцами. Вязкая лужица химического, явно не первый день здесь находится, клочки шерсти и что-то живое и гибкое, копошащееся среди тоненьких костей кошачьего скелета.

Организм решил, что с него довольно, и вновь показал бы миру недавний завтрак, если бы оный состоялся. Теперь тот факт, что саларианин так и не убедил его в пользе «отличной витаминной смеси», мог только радовать. Но дальнейшее путешествие всё равно замедлилось: теперь приходилось останавливаться через каждые несколько метров и пережидать очередной приступ головокружения и слабости. Совершенное, мать твою Жатву, существо. Сильнейшая волновая структура. Любо-дорого посмотреть. Шейра бы точно умилялась, будь она здесь.

Коммандер Явик, последний из протеан, висел прямо на пути, в нескольких сантиметрах от пола. И то, что капало, водой не было. Чем угодно, только не водой.

«Они все мертвы. Дальше можешь не ходить – живых здесь нет уже давно», прозвучало в сознании далёкое эхо гулкого голоса Того, кто Внизу. «Наконец-то ты проснулся и можешь это воспринять, а то я уже почти разочаровался».

- Мертвы… - слово запуталось в вязких складках тишины. Да и что бы оно изменило? По крайней мере, для турианца, гета и протеанина оно ничего уже не значило, как и все остальные слова во Вселенной.

«Конечно. Я рассчитывал, что сознание Младших не столь слабо. Я разочарован».

- Но я даже не помню, что их всех убило. Как это может быть?

«Не помнишь. Забавные у вас, джан’эль, механизмы сохранения рассудка. Я напоминаю, Младший, что суперструктура была обезврежена твоими сородичами сразу же после возвращения от берегов Внутреннего Моря. Никто из находившихся на борту не выжил».

- Нет. Мы вернулись, а после – прошло уже несколько дней и множество событий. В них участвовали практически все те, кто находился на борту. Они не могли быть мертвы всё это время.

«Ты настолько доверяешь своей полуразрушенной памяти? Или всё же поверишь ощущениям? Мёртвый протеаниин перед тобой – разве он не настоящий?»

- Я не понимаю. Если все уничтожены, почему тогда я жив? Или я тоже мёртв? Древнейший, мне нужны ответы. Нужны данные для анализа. Пока их недостаточно.

«Пытаешься вернуться к синтетической части сознания? Зря. Оно практически уничтожено. Ты только делаешь себе больно. Ты выжил потому, что ты мне обещан. Всё это время ты находился в стазис-поле, Младший. В поле, созданном мной. Теперь, когда ты очнулся, у тебя есть только один путь. Я жду тебя под Морем».

Равана растерянно потёр лоб. Нет, то, что говорит Древний, вполне достоверно звучит. Особенно учитывая то, что ощущения лгать не могут, и всё происходящее – самая реальная реальность. Но что-то не сходилось, несмотря на это всё, что-то сомнительное в ситуации было…

Обращение к фатально повреждённым синтетическим связям отозвалось новой волной головной боли. И вправду, ничего с этим не выйдет, потому что основная масса питающих нейронов переключена на органику. Это всё равно, что пытаться идти, наступая на культю. Или пытаться разговаривать с разорванным горлом. Или – и это самая лучшая аналогия – взлетать с отключенным масс-реактором.

- Шепард. Я никуда не уйду без неё. Не уйду, пока не буду знать, что она в безопасности.

«Эта часть мертва. Ты ведь видел запись её гибели, там, в пределах КЗ-4. А синтетический клон, созданный кем-то из её мира, находится сейчас в Директории. Именно этот клон уничтожил суперструктуру – ты разве не помнишь? Не разочаровывай меня ещё сильнее, младший. Я сохранил клона по твоей просьбе».

- Я не…

Но память, истеричка и скандалистка, утверждающая, что всегда права, даже если не полна, подсовывала сейчас истошный вопль Вакариана: «Это Шепард! Она управляет этой паскудиной!» - и смеялась над тем, что ей не верили. Дескать, чего ж не верить, я хоть и плохонькая, но твоя, получи и распишись, вот молодец…

«Зачем мне лгать тебе, Младший? Это джан’эль любят мучить друг друга и примитивные расы. Мы же – выше этого».

Этот довод был достаточно убедительным.

В этот момент появилось неожиданное ощущение – словно кто-то самым бесцеремонным образом встряхивает его за плечи, на периферии слуха послышался голос, зовущий по имени, очень знакомый, надо сказать, голос…

«Твои видения не отпускают тебя, младший. Борись с ними. Ты не хочешь принимать реальность, но вот она – вокруг тебя. Твой истерзанный рассудок вновь и вновь возвращает тебя туда, где все они живы, где твоя вторая часть не сделала окончательный выбор, но ты должен бороться. Ты должен вернуться к истине. Я могу ждать бесконечно. И я буду ждать. Рано или поздно ты будешь принадлежать мне».

***
***

- …не могу разбудить. – с досадой проворчал Гаррус. – Чёрт подери, неужели Мэлон не рассчитал со снотворным?

- Дай, я попробую. – вызвался Кай Ленг. – РАВАНА, ПРОСЫПАЙСЯ, ПЕЧАЛЬ-БЕДА, ПОЖАР-ВРАГИ, ШЕПАРД УШЛА К ТУРИАНЦУ И РОДИЛА ОТ НЕГО ПТИЦЕКОШЕК!

Развалившийся в кресле Явик уронил лицо в ладони, то ли сдавленно рыча, то ли сдерживая хохот. Гаррус размеренно перечислил, чем, по его мнению, следует заняться Ленгу, и как это осуществить на практике.

- Не поместится. – только и ответил новоявленный синтет.

- Помогу засунуть! – огрызнулся турианец, и вновь склонился над Раваной. – Ну давай, просыпайся… сколько можно? Сегодня чудный день, и…

- И он поведёт тебя на свидание! – снова подсказал Ленг, вызвав ещё один приступ фырканья у четырёхглазого.

- Примитивный… хватит… меня… трясти. Ну? Ты… только… хуже делаешь.

- Ну, от тебя, значит, научился. Спасение через уничтожение. Чтобы не мучился ты так.

- Не имеет значения. Данные обновлены. Не имеет значения.

Вакариан удивлённо переглянулся с Явиком, и тот усмехнулся:

- Возвращение, так сказать, к истокам? Возвращайся, возвращайся, будь ты хоть хаском, хоть Сборщиком – лично я тебя, блохастый, в любом виде достану и за шиворот к Шепард притащу. И попробуйте только не объединиться в тот же момент – сильно об этом пожалеете оба.

- Эй, юмористы, мне одному сверху кажется, что что-то здесь не так?

- Вы ведь мертвы. Теперь я это знаю. Данных достаточно. Вы мертвы. Ему незачем лгать мне.
- КОМУ? – вытаращил глаза Гаррус.

- Это моя реплика, Вакариан.

- Что ты имеешь в виду, блохастый?!

Равана не ответил и отвернулся к стене, прижавшись щекой к нагретой подушке предположительно-оранжевого-цвета. Какая разница. Разговаривать бессмысленно. С призраками не разговаривают.

Может быть, если их игнорировать, получиться окончательно проснуться.

А все надежды и сожаления – глупости. Слишком органическое. Слишком человеческое.

Слишком нежизнеспособное. Как и та, что была смыслом жизни… прошлой… нереальной, невероятной настолько, что сейчас было даже странно: ну как можно было поверить, что это вообще возможно?!

«Древнейший, подожди ещё немного. Я скоро приду к тебе».

@темы: Dead Can Dance - Violina

главная