Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Assuming direct control!

23:54 

Часть 4. Глава 2. Инструменты и другие неприятности.

Харби
- Профиль ран такой же, как и у капитана Аленко. Могу утверждать, что они нанесены одним и тем же лицом. – Грассия отложила сканер, датапад и выпрямилась. – Таким образом, всех членов экипажа можно исключить?

Замершие в дверях Вега и Гаррус переглянулись. Не то, чтобы они так уж любили Эстебана Кортеза, который отличался просто непередаваемой степенью занудства, но всё-таки – сколько миль накружили по галактике, сколько раз пилот челнока подхватывал их «как раз вовремя»…

Я считала его последние слова, – буркнула Амман, сидящая на свободной кушетке. – Один вопрос: «Как ты тут оказалась?» Он наверняка знал убийцу.

Когда, вы говорите, он умер? – неожиданно спросил по интеркому Джокер.

Доктор Клодиллиус сверилась со своими записями:

- В три пятнадцать с секундами, не думаю, что они критичны. А что? Вы что-то вспомнили, мистер Моро?

В наступившей напряжённой тишине голос пилота прозвучал особенно мрачно:

- Да. Кое-что, да. В четыре десять он рассказывал мне анекдоты об азари и ханарах, могу подтвердить записями. Для уже час, как трупа, он казался чересчур бодрым и весёлым. А в приведения я не верю с восьмилетнего возраста… так-то.

- Так. Это уже интересно…

Турианка перевела взгляд на Джеймса. Альянсовец впервые почувствовал себя неловко перед нею, сам не зная причину. Или нет, зная…

«Мне нужно кому-то рассказать. Иначе я просто взорвусь от подозрений и догадок».

- Вас что-то тревожит, мистер Вега? Вид у вас очень удручённый.

Грассия произнесла это отстранённо-вежливо, тем тоном, каким разговаривала со всеми, кроме Спектра и Инусаннон. Боец поспешно покачал головой:

- Нет-нет, просто слишком много событий для одного дня. Кстати, как себя чувствует наша Лиара?

Переход на другую тему, конечно, вышел топорно, и все это прекрасно заметили, Гаррус даже слегка пихнул локтем в бок – мол, ты чего это? – но, слава Кристо, доктор сделала вид, что ничего не заметила.

- Мисс Т’Сони отдыхает в своей каюте. Примерно через час можете проведать её, но не раньше. Заодно передайте, чтобы зашла ко мне, не сочтите за труд.

- Да, конечно.

- И вот ещё что, мистер Вега. Когда Шепард соизволит вспомнить о том, что, кроме ядра ИИ есть и другие помещения, – пусть тоже ко мне заглянет. Сейчас можете быть свободны, а то вы с мистером Вакарианом так на меня смотрите, будто я собираюсь несчастного мистера Кортеза, как минимум, съесть и запить самогоном. Это нервирует.

Гаррус поперхнулся, но промолчал. И впрямь, их хмурое созерцание останков бедняги выглядит… как-то так. Наверняка.

- Амман, детка, а ты останься – поможешь мне тут всё прибрать. Скоро придётся вносить в статью расходов пункт «швабры и тряпки»…

- Может, «роботы-уборщики»? – ворчливо осведомился Гаррус. – Не поверю, что вы всё здесь убираете вручную…

Усмешка Грассии была донельзя саркастичной.

- Роботы – для слабаков, мистер Вакариан. Это всё. Не смею вас задерживать.

Против такого явного выдворения из медблока они ничего поделать не могли, и, не сговариваясь, направились в кают-компанию «мужского» крыла жилой палубы. Но, не дойдя всего пару шагов, услышали дикие вопли боли и ярости со стороны душевой.

- Наш маньяк?!

- Похоже на то, – бросил Гаррус, и первым грохнул кулаком по блокирующей панели на дверях.

Маньяка внутри не нашлось. Зато нашелся Руперт Гарднер, расстроенный и злой, при виде приятелей заявивший:

- Я потребую компенсации за моральный ущерб! Готовишь этим оглоедам, стараешься… а они…

- Руп, что случилось-то, неужели подскользнулся, выбираясь из ванной? – участливо поинтересовался Вега.

- Да если бы. Никого не трогал, стоял себе под душем… - раздражённо ответил повар. – И тут какой-то шутник переключил воду сначала чуть ли на отрицательную температуру, а потом мне показалось, что меня собрались сварить. Это не слишком забавно, знаете ли.

- Ну, дружище, успокойся. Внутренняя неполадка. Подойди к доктору, она тебе мазь какую-нибудь даст, помажешь ошпаренные места… - проурчал Гаррус. – Сдаётся мне, это Шепард что-то мудрит со своими техническими экспериментами, – неожиданно зло прибавил он.

- Нет, – не согласился Джеймс. Он вроде ИИ пересобирает, а система интеллектуального контроля на души и уборные не распространяется. С какой бы стати?

- А жаль, было бы причина набить ему наглую спектровскую морду… - мечтательно вздохнул Руперт. – Не знаю, как у вас, а у меня при его виде аж волосы на голове шевелятся.

- Не у тебя одного – проворчал Гаррус. – Не у тебя одного…

Вега сжал кулаки. Сказать или нет? Да полно, он даже не уверен, что видел это на самом деле… но чем он рискует, в самом деле? Доверием Шепарда? Не смешите – тот, кажется, никому, кроме себя, никогда и не доверял. На выполнение миссии это повлиять не должно.

«Тьфу, ну я как маленький, что за дела!»

- Гаррус, Руперт, я вам сейчас кое-что расскажу, только выслушайте до конца, прежде чем говорить, что я estoy loco, идёт?

- Что ты чего? – недоумённо двинул мандибулами Вакариан.

- Свихнулся, то есть. Слушайте… - и Вега довольно подробно пересказал последний этап миссии на Марсе, против обыкновения, ничего не преувеличив и не приукрасив. Честно описал своё состояние – то ли отложить кирпичей, то ли стрелять в упор, то ли бежать сломя голову.

- …а он, кажется, вообще не понял, чего это меня так перетряхнуло. Если, конечно, заметил, что перетряхнуло. Такие вот дела. Что скажете?

- Я подозревал, что он не человек. Но, если отбросить мою предвзятость… - Руперт наморщил лоб, растирая плечи махровым полотенцем, - …то, может быть, всех Спектров как-то модифицируют внутренне, на то они и Спектры?

Джеймс покачал головой:

- Я читал его досье. Никаких имплантов. Никаких модификаций, да и что модифицировать… там и так всё на честном слове держится, вы же видите, он из медблока не вылезает по три часа в день?

Гаррус молчал, но молчание это было из разряда самых многозначительных, какие только встречались бойцу Альянса. Гарднер тоже молчал, покачивая головой, переваривая услышанное и делая какие-то свои выводы. Первым заговорил туранец:

- Я беру на себя выяснение кое-каких моментов у доктора Клодиллиус. Джеймс, продолжай наблюдать – нам нужны веские доказательства, потому что описанные тобой признаки могут означать… не слишком приятные вещи. Руперт, а ты постарайся не подсыпать Шепарду стрихнину в ужин, хорошо? Или какие там человеческие яды ты обычно используешь…

Уверенный тон Вакариана, спокойные распоряжения (недаром служил в СБЦ), шутка, хоть и немного неуклюжая, сделали своё дело: Джеймс почти расслабился. Почти. Потому что твёрдо знал: те оранжевые «кошачьи» глазищи теперь прочно поселятся в его предутренних кошмарах. Вот тебе и боец, вот тебе и бывалый. Тьфу, позор какой.

Вряд ли Веге стало бы спокойнее, узнай он мысли Гарруса в эту минуту. Турианца внутренне почти трясло от желания покончить со всеми недоговорками, выложить разом чистую и голую правду, заставить себе поверить… Ужас ситуации заключался в том, что сейчас и заставлять бы не пришлось. Поверили бы. С одного слова. Но – чего бы он этим добился? Кроме того…

«Нельзя ломать ход Игры, особенно если это касается чужих Игроков», шепнул свой-чужой голос где-то на задворках сознания.

Вот именно. Чужой Игрок, чужое – уже чужое – поле, слишком большие ставки… и он, Гаррус Вакариан, в роли катализатора. Назвался варреном – не жалуйся, что хвост отстрелили.

- Пойду-ка я калибровкой займусь… - он едва узнал свой голос и насильно раздвинул мандибулы в ухмылке. – Надеюсь, новый ИИ ещё не успел влезть в мои настройки, а то я не посмотрю, что он новый…

Провожаемый понимающими смешками – конечно, старина Гаррус и калибровка. Это ведь шутка номер один на борту – он заторопился к главной батарее.

…И столкнулся, почти что нос к носу, с вышедшим из отсека ИИ Спектром, чуть не выругавшись при этом вслух – подсознательно Вакариан всё ещё соотносил ядро искусственного интеллекта с медблоком, несмотря на то, что «юдоль скорбей» под управлением Грассии Клодиллиус уже полгода, как переехала палубой ниже. Мотивы такого «великого переселения народов» Гаррусу были неизвестны, разве что ВИ со всей периферией был менее компактен, чем СУЗИ, и доктор решила, что «этот мир тесен» для них двоих.

- Вакариан, прекрасно. Соберите всех в отсеке для совещаний в ближайшие десять минут. Это всё.

И, не сбавляя скорости, проследовал к лифту. Гаррус чуть было не сплюнул. «Я ему, что, интерком ходячий? Зараза синтетическая недобитая…»

Но того факта, что Шепард до поры до времени был здесь главным, никто ещё не отменял. Потому объявить общий сбор пришлось, задавив в себе все нецензурные комментарии. Как там Руперт сказал – волосы дыбом встают? Повезло, если этим дело и ограничивается. Самому Гаррусу казалось, что у него дыбом встаёт всё, вплоть до лицевых пластин, и потом долго не возвращается в исходное положение.

***
***

- Итак. С этой минуты интеллектуальная составляющая Нормандии будет оптимизирована. Поскольку ВИ не справлялся с возложенными на него задачами, я принял решение разделить функциональные составляющие на две части. Безопасностью, внутренним и внешним наблюдением, а, в случае необходимости, и управлением бортовыми орудиями, будет заниматься ИИ под моим контролем. Это значит, что никто не сможет стереть информацию, поставить блок или отключить камеры без моего ведома. Связью, обеспечением работы экстранета на борту, голо-конференциями и сообщением с помощью интеркома будет управлять универсальная система связи. Ключи к управлению ими я передам новому капитану Нормандии, и толь ко ему. Вопросы?

Члены экипажа переглянулись, и Гэбби неуверенно подала голос:

- А правда, что теперь у нас стоит тот самый ИИ, который убил несколько десятков человек на Марсе?

- Да, – слегка кивнул Ник. – Тот самый. С некоторыми ограничениями, разумеется. Не удивляйтесь. Если он с вами внезапно заговорит, у него своеобразная манера разговора.

- Насколько своеобразная? – деловито уточнила Грассия.

- Настолько, насколько вы заслуживаете, сборище параноиков, – ожил интерком в углу. – Настолько, чтобы меня с души не воротило от перспективы иметь с вами дело. Уяснили?

- О… неужели? – пробормотала турианка. – Знакомые всё голоса… и лица тоже… Шепард, как тебе удалось заставить этого извращенца вести себя прилично? Насколько я его знаю…

- …он может тихо и мирно травануть всех газом во сне, – закончил Гаррус, тоже узнавший синтезированный голос. Во время набегов на небольшие базы корпорации «Декстро» он слышал эти интонации ох, как часто… каждый раз удивляясь, за какие заслуги Сюзанна расщедрилась на «вторую жизнь» для своего облажавшегося помощника. И вот теперь…

- Не бойся, Калибрус, я этого не сделаю. Милашка Ксандра достаточно доходчиво объяснила, что этого делать не стоит, а уж как ваш Спектр был убедителен…

- Тем не менее, я против, – стоял на своём Гаррус. – Мы не можем доверять полоумной программе, которая при жизни была маньяком. Мы не знаем, насколько хороши блокирующие утилиты, и насколько совершенна система сдерживания.

Шепард нажал несколько кнопок, разворачивая трёхмерную модель Нормандии над овальным столом.

- Смотрите. Вот здесь и здесь – точки перехвата сигналов ИИ системой связи «Ксандра». При попытке нанести вред членам экипажа или самой Нормандии все связи ИИ будут немедленно блокированы до выяснения обстоятельств. Система перехвата действует. Я проверял.

- И всё-таки, почему именно он? – снова Грассия.

- Эффективность. Совместная работа ИИ и СС полностью обеспечит выполнение необходимых функций.

Молчавший до сих пор Вега буркнул:

- Тогда и люди не нужны, получается… если эти системы такие продвинутые.

- Люди – это необходимые инструменты, – произнесла Ину-Амман нараспев. – Но люди не столь совершенны. Потому для защиты этих инструментов требуются другие инструменты – те, кому не страшно большинство факторов риска… мы тоже думали так. Это убило нашу расу.

- Девочка права, – вставила всё ещё бледная Лиара, сидевшая у самой двери. – Раса протеан погибла точно так же.

- Эй, – низкий голос Грассии прозвучал довольно резко. – Мы, кажется, вообще отклонились от темы разговора. Лично мне нравится разделение функций – может, хоть убийцу вычислим.

- Если уже не известно его имя. Как-никак сам Спектр ведёт расследование… – Гарднер в упор взглянул на Шепарда. Тот с непроницаемым лицом поднялся и заговорил:

- Ину-Амман права. Люди – и другие разумные расы – инструменты. Которыми управляют другие инструменты, более высокого уровня. И так до бесконечности. Спектры – тоже инструменты, если вас это так занимает, Гарднер. И каждый инструмент имеет только одну цель в жизни. Кто-нибудь скажет мне, какую? – он оглядел присутствующих.

- Хорошо работать… - чуть слышно пробормотала Грассия.

- Именно. Хорошо выполнять свои функции. С максимальной эффективностью. До тех пор, пока он способен их выполнять, и зачастую – некоторое время после того, как перестанет быть способен.

Вакариан тоже поднялся со своего места. Он выглядел взбешённым, в отличие от каменно-бесстрастного Ника.

- Это не та философия, которая мне подходит. И я на считаю себя инструментом в чьих бы то ни было руках, я сам делаю всё, что делаю, я сам совершая каждый выбор в свой жизни!

Грассия повернулась к соплеменнику с искренним изумлением. Её глаза явно говорили: «Ты чего взбесился? Ну, не твоё это, ну так чего орать?»

- Шепард, разрешите уебать нахала? – жизнерадостно осведомился новый ИИ.

Вега едва задавил смешок, Лиара побагровела, Амман издала довольное урчание, заставившее Гэбби испуганно оглянуться. Но тон Спектра не изменился:

- Не разрешаю. Вакариан, вы свободны. Больше не утруждайте себя появлением в данном помещении, распоряжения будете получать дистанционно, раз вам так невыносимо иметь со мной дело. Так вот, что касается СС «Ксандра» - она основана на…

***
***

- Со стороны казалось, что ты его провоцируешь. – Грассия копалась в медицинском сейфе, бормоча под нос названия препаратов и поглядывая искоса на сидящего рядом со столом Ника.

- Мне непонятно его отношение. Ярко выраженная агрессия, учитывая, что раньше мы совершенно точно не встречались. Я изучил его послужной список. Даже возможности знать друг друга раньше у нас с ним не было…

Доктор Клодиллиус , наконец, нашла требуемое, захлопнула сейф и повернулась к Шепарду лицом.

- Да брось. Он вообще сам не свой в последнее время. На самом деле, я просила тебя зайти не для того, чтобы обсуждать дубину Вакариана. Готовы результаты вчерашнего анализа крови…

- Твой тон уже не предвещает ничего хорошего. – Ник закинул ногу на ногу и прикрыл глаза, вслушиваясь в мерное жужжание какого-то из аппаратов. На одной из коек снова сидела Амман и грызла какой-то фрукт, с аппетитом хлюпая его сочными внутренностями. Инусаннон явно предпочитала медблок всем остальным помещениям Нормандии, и в этом Спектр её отчасти поддерживал.

- Сначала возьми вот это. – Грассия сунула ему в руки яркую упаковку. – Принимай максимально разрешённую дозу – я проверяла, никаких непредвиденных реакций с другими препаратами возникнуть не должно.

- А можно в другую баночку пересыпать? – Ник с удивлением воззрился на изображение улыбчивой турианки с заметно выступающим животиком. – И… ты уверена?

- Более чем. Это оптимальный набор витаминов, минералов и всей прочей дребедени – того, что неведомо куда из тебя девается. А теперь к главному. Тот анестетик – позволь узнать, сколь ко таблеток за раз ты принимаешь сейчас? – она выделила последнее слово.

- После Ранноха – три с половиной. Меньшая доза уже не действует.

- Вот как…

Грассия прошлась по помещению, поправила стоящие на столе приборы, походя погладив по плечу Амман, зачем-то заглянула под крайнюю койку. И, наконец, произнесла:

- Такими темпами ты и месяц не протянешь. И то при условии периодического проведения детоксикации крови. О чём ты вообще думаешь? Шестнадцать разных препаратов, три из них – антибиотики… любой другой бы давно склеил ласты, как вы, люди, говорите. Впрочем, я могу попробовать синтезировать какую-нибудь гадость, нейтрализующую токсическое действие другой гадости…

- Если можешь. В любом случае, до конца этой миссии я должен продержаться. Любой ценой. Даже если потребуется эта твоя… периодическая детоксикация.

- Да ты не понимаешь… - турианка схватилась за голову. – Ты и так уже полностью зависишь от всей этой кучи лекарств. Последние анализы показали, что в общем ситуация только ухудшается. Хочешь превратиться в пропитанного химией зомби?

- Альтернатива? Ты же знаешь, что её нет. Грассия, я должен дожить до конца миссии. И не просто дожить, а быть в состоянии что-то делать. По крайней мере, то, что нужно Совету.

Она вздохнула.

- А потом? Что ты собираешься делать потом?

- Почему это тебя заботит? Не понимаю. И… так далеко я никогда не планирую. Спасибо за витамины.

Когда дверь закрылась, Амман, догрызшая яблоко, коснулась руки старшей подруги:

- Любой инструмент, в конце концов, ломается. Не стоит переживать об этом, - он улыбнулась, и добавила:

- Рано или поздно, так или иначе. Совершенных – не бывает.

URL
   

главная