Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Assuming direct control!

22:32 

Часть 4. Глава 3. Вечность обнимет тебя.

Харби
Лиара Т’Сони от природы была девушкой любознательной, за что и получала иногда сверх всякой меры от судьбы. Чего стоит, например, история с силовым полем на Теруме, из которого она бы и не выбралась, если бы не Кей, по стечению обстоятельств оказавшаяся рядом. Или взять всю ту эпопею с Серым Посредником, когда пришлось рассчитывать только на свою удачу и все имеющиеся навыки.

А в данный момент мысли азари занимал и вовсе странный вопрос. Как выглядит база Коллекционеров, на которой сейчас работают специалисты Совета Цитадели? Что там внутри? Напрашиваться в исследовательскую группу Лиара не хотела, по той простой причине, что, единожды попав под подписку о неразглашении, потом уже не отвертишься. Многие пути будут попросту перекрыты во избежание случайной утечки информации, что ей совершенно не нужно, по крайней мере, в ближайшие двести лет.

Но всё-таки, очень любопытно, как там и что – в конце концов, зачем-то ведь насекомоподобные создания похищали разумных существ в… да в промышленных, практически, масштабах! И вот она, возможность всё узнать, так сказать, из первых рук… вот только как же подступиться…

Была бы на её месте Ария – подавила бы своей харизмой и экспрессией, не стала бы даже спрашивать разрешения, как не спрашивала никогда и ни у кого. Была бы Самара – создала бы ситуацию, в которой можно взаимовыгодно обменяться информацией, конечно, при условии, что юстициар в чём-то нуждается, а Лиара сомневалась, что та не в состоянии добыть нужные сведения сама. Да и на базу бы её пустили без всяких подписок: Кодек юстициаров, как-никак.

Но на месте Лиара сейчас была только сама Лиара, и это заставляло искать вероятные решения. Проще всего, наверное, забыть и отступиться, но интуиция доктора Т’Сони говорила о том, что игнорировать собственные стремления не стоит. И эта интуиция не подводила никогда.

«Как сказал бы Кэл…»

Кэл. Ещё одно имя в длинной череде потерь, понесённых за последние три года. Ещё одно имя в личном списке потерь Лиары, ещё одна кровоточащая зарубка на сердце. А теперь она вынуждена иметь дело с его убийцей, по соображениям «эффективности» ставшим частью родной и давно любимой Нормандии. Как-то нечестно получилось…

Хотя, когда тебе всего сто двадцать шесть лет, многое кажется нечестным. Матроны и матриархи иначе смотрят на жизнь, особенно если это жизнь представителя другой расы. А она, Лиара, уже устала навсегда терять дорогих существ.

А ещё она устала не владеть информацией. Ирония, не правда ли? Серый Посредник не может добыть то, что её интересует, на данный момент, сильнее всего. И почему не может? Потому что попросту опасается получить недвусмысленный отказ. Весьма, кстати, логичный. Одной Богине известно, сколько там подписок о неразглашении дают Спектры Совета.

«Что же придумать…»

Полчаса метаний по каюте, аккуратной и чистенькой, как и всегда, породили подобие плана. Во всяком случае, даже если ни к чему не обязывающий разговор и не приведёт к цели, есть шанс узнать получше того, с кем предстоит работать в ближайшее время.

- Мисс Т’Сони, на ваш терминал пришло сообщение, – вежливо уведомил приятный женский голос. В отличие от всегда внезапного ИИ, для которого, кажется, существовала только одна цель – доводить команду до состояния «ярость, переходящая в желание убить», СС «Ксандра» исполняла свои обязанности в строгом соответствии с протоколом любого почтового ВИ.

«Лиа, я знаю, что вы собираетесь к нам. Призываю тебя удержать остальных от визитов. Возникли небольшие внутренние разногласия. Ф.»

Фалере, как обычно, венец красноречия. Лиара потёрла виски и нахмурилась. Чем могут грозить внутренние разногласия в монастыре Ардат-Якши? В прошлый раз они повлекли за собой создание армии баньши. В этот раз может быть всё, что угодно, учитывая все обстоятельства.

«Что у вас случилось? Мне-то ты можешь сказать».

В следующие несколько минут она ждала ответа, но потом махнула рукой и покинула каюту. Вот и предлог для визита к Шепарду: вряд ли подозрительная Ардат-Якши и ему написала личное сообщение.

- Куда прёшь? Хозяин отчёт писать изволит, – насмешливо протянул ИИ, когда азари вышла из лифта и направилась в сторону нужной двери.

Лиара едва сдержалась от едкого ответа. Если игнорировать, он рано или поздно отстанет… если игнорировать, ему просто надоест… - повторяла она раз по десять в день. Увы и ах: Маршу, кажется, не надоедало никогда. А СС, как выяснилось, вовсе не считала язвительные подколки за «причинение вреда экипажу». Спасибо, опять же, Спектру, не предвидевшему такой способ этого самого «причинения вреда».

Легонько коснувшись сигнальной клавиши на панельке блок-запора, Лиара услышала тихий мелодичный звон. А через несколько мгновений…

- Хозяин, тут к тебе синяя женщина ломится с разбойными намерениями! Впускать, нет?... Ты уверен? Ладно, но за последствия я не отвечаю!

Азари в отчаянии прижала ладонь к глазам. Да за что же им всем такое наказание?

Дверь тихо разошлась, пропуская доктора Т’Сони. Медленнее, чем стандартные двери внутренних помещений Нормандии, как впоследствии узнает Лиара – не из-за неполадок в системе, а для того, чтобы иметь преимущество перед тем, кто находится снаружи.

- Мисс Т’Сони, что случилось? – повернулся к ней сидящий за столом Шепард.

И в этот момент Лиара вспомнила, какой легальный предлог имеет для своей грядущей просьбы. Между прочим, тоже относящийся к «интересным вещам», но, в отличие от базы Коллекционеров, об этом-то факте она только со слов Веги знала. И то, что знала, относила к категории «кто-то видел, как кто-то рассказывал, как ему кто-то рассказывал, что слышал, как кто-то видел…»

Подвох в том, что именно подобные сплетни и оказываются чаще всего самыми полезными.

- Простите, что отвлекаю, – она подошла ближе. – Я хотела попросить разрешить один щекотливый спор между мной и Джеймсом Вегой… он заявил кое-что настолько несуразное, что я обратилась сразу к вам. Не хочу собирать слухи и дальше.

- А разве собирать слухи – не ваша основная работа? – без тени насмешки уточнил Ник. – Вы ведь Серый Посредник, что обязывает…

Лиара вздохнула.

- Да, разумеется. Но есть информация такого рода, что без подтверждения она – пустые слова, и не более того. А будучи подтверждённой – может убить кого-то или спасти кому-то жизнь.

- Говорите по существу. Какого рода информацию вы хотите подтвердить?

Вот он, момент, настал. Сейчас или она скажет достаточно убедительно и получит желаемое, или шанс будет упущен навсегда. Последнее – непозволительная роскошь.

- Вега предположил, что вы состоите в родстве со Жнецами.

- …нет, хозяин, прикинь, а ты и не знал! – хихикнуло в интеркоме. – Оказывается, Жнецы стали с людьми заключать… браки? Или как это назвать, может, стыковки? А наш альянс-овееец… тот ещё извращенец!

Шепард невозмутимо пожал плечами.

- Забавные мысли приходят ему в голову. И как, собственно говоря, вы собрались это проверять, мисс Т’Сони? Путём вскрытия? Или предоставить вам запись в терминале регистрации Цитадели о моём рождении? Хотя, есть ещё вариант – доктор Клодиллиус имеет доступ к моей медицинской карте. Можете ознакомиться и убедиться, что в моём теле нет ни капли синтетики. Это вас убедит?

- Простите, но нет. – Лиара неожиданно почувствовала прилив храбрости. – Способы индоктринации, а также способы воспроизведения высших классов синтетов нам неизвестны. Вы можете не знать, или не помнить всех обстоятельств.

- Лиара, поверьте мне. – Спектр поднялся и шагнул ей навстречу. – Жнецы не размножаются. Хаски любых видов представляют собой гибридов органических и синтетических форм жизни. Я – человек, самый обычный. Или вас только вскрытие и убедит?

- Меня могли бы убедить «объятия вечности», – вскинула подбородок азари. – Это гораздо быстрее, нагляднее и безболезненнее вскрытия.

- Ну, не скажите… если прямо сейчас вы вздумаете отрезать мне, скажем… ну, что из ненужного… скажем, левую руку… я ничего не почувствую. Хотя это не имеет большого значения. Вы отдаёте себе отчёт в том, что в случае моего согласия вам придётся подписать несколько занудных бумаг?

- Подписка о неразглашении? – Лиара наморщила нос. Кажется. Это в любом случае неизбежно. Ну что же, подписку всегда можно случайно потерять, или забыть где-нибудь, или ещё что. – Я согласна.

- Крепко же вам приспичило… хотел бы я знать, что Вега мог наговорить. Пусть и мне расскажет потом, что ли – когда ещё узнаешь о себе такие любопытные вещи. Ну что ж, это всё. У вас одна попытка.

- Спасибо, – искренне ответила азари, и, приблизившись вплотную, так, что запахи слегка горчащего металлопласта, не выветрившегося после нескольких часов, проведённых в отсеке ИИ, и любимых духов Лиары, смешались.

Широко раскрыла глаза, ловя связь, цепляясь за неё, в последний момент удивившись пробившейся из-под зелени рыжине и резко сузившимся почти в точку зрачкам.

Отступать уже некуда.

- Обними…

Это словно электрический ток, который заставляет держаться за оголённый провод, не отпуская жертву, проходя по всех клеткам снова и снова.

- …вечность!

Её губы замирают в изломанной, больной улыбке. Она уже понимает: что-то пошло не так. Но – слишком поздно.

***
***

Огонь.

Целое море огня.

Белые шпили высоких зданий с резными балкончиками и изящными перилами, чернеющие под напором алого пламени. Крики о помощи, захлёбывающиеся, перерастающие в предсмертный хрип сотен глоток.

Почти сразу же – странное сиреневое небо с росчерками серебра, и поднимающийся к нему чёрный дым.

Бесконечные серые коридоры, которые давят, низкие потолки, норовящие расплющить, безликие стражи, отступающие с дороги.

Опечатанная изнутри и снаружи дверь. Или контур двери, почти скрытый безобразной нашлёпкой. Они могли бы сделать это… эстетичнее. Но не сделали. В назидание непокорным.

Те же безликие существа со всех сторон, что-то говорящие, обвиняюще указывающие, отвратительные в своей нелепости и неправоте.

Надежда. Бежать отсюда. Кружение разноцветных пятен, водоворот красок, очертания незнакомых созвездий.

Свобода. Безграничное небо. Безграничная возможность узнавать новое. Счастье.

Снова разрушения, огонь, мёртвые города, трупы на улицах – никто не убирает.

Образы обретают чёткость и детализацию, почти болезненную для восприятия.

Смена эпох, возвышение и падение империй, и в третий раз – убийства, несущий гибель алый свет, такой знакомый, что-то неуловимо напоминающий…

Частота смены «кадров» увеличивается. Лиара сдавленно стонет и дёргается, пытаясь разорвать контакт, понимая, что проникла слишком глубоко и слишком неосторожно, но – безуспешно.

Яркая вспышка. Виденное где-то лицо. Женщина. Вспышка. Расходящиеся лепестки Цитадели. Вспышка. Женщина что-то кричит, обернувшись. Вспышка.

Бежит по коридорам-не должна уйти-кто это-может оказаться полезной-время Жатвы пришло-кровавый рассвет галактики-сияние прошивающего небеса столба света-вой и выстрелы-необходимо ждать-что ты делаешь-разрушение-смерть-смерть-смерть…

Красное-синее-зелёное-сумасшедший темп смены картин и звуков-как это остановить-где мы допустили ошибку-последний шаг навстречу рассвету-смеющаяся девушка в форме офицера Альянса-что ты выбираешь-а что я могу выбрать-договор заключён-пусть так и будет-озеро-Лиара помнит это озеро и рощу за ним-темнота-потеря связи-критическая ошибка-боль-боль-боль-забвение-звуки-незнакомые-взрыв-снова боль-как это связано-возвращение-связь восстановлена-счастье-свет-белое-алое-вспышка…

Беспорядочное мельтешение сбивающихся в пёструю мешанину обрывков. Отчаяние, сменяющееся надеждой, сменяющейся отчаянием, сменяющимся… Обречённость-осколки стёкол-кровь-колкие снежинки-смерть-окоченевшее под пальцами-вспышка-зелёная колышушаяся пелена…

Пустота. Отсутствие эмоций. Отсутствие боли. Отсутствие желаний. Выжженная оболочка, механически продолжающая существовать.

Слишком яркие сны, которые никогда не запоминаются. Ложь. Привычное молчаливое раздражение. Одиночество. Качающиеся за окном зелёные ветви. Невыносимо противное пиликанье входящего вызова.

И между этим, внутри этого, снаружи этого – множество других событий, лиц, разговоров, впрессованных в общую канву, запечатлённых в бесконечности Вселенных, бывших всегда и никогда. Перемена уровней восприятия каждые несколько мгновений, от смутных силуэтов и растянутых звуков, до невероятной резкости и диапазона тональностей. Слишком… слишком для того, чтобы не причинить вреда.

Гаснущее сознание азари цепляется за последний, застывший где-то между разрушенным Лондоном и горящими белыми башнями образ. Женщина с красной лентой в волосах. Счастливая. Весело смеющаяся.

И – она же, слепо глядящая в плоское серое небо мёртвыми глазами. Расцарапанные в кровь пальцы, стиснувшие закаменевшую в последней судороге ладонь. Понимание того, что это – конец. Ничто больше не имеет смысла.

Щелчок, словно закончилась запись на «электрушке».

И бесконечно падение в ту самую безмолвную пустоту.

***
***

- Эй, хозяин… я не понял, она тебя убила, или всё-таки ты её? – с ощутимым сомнением поинтересовался ИИ. Синтезированный «близко к оригиналу» голос то приближался, то отдалялся, доносясь, почему-то, со всех сторон одновременно.

Словно кто-то переключает и микширует звуки, добавляя дисторшена, потом убирая, подкручивая высоту и глубину тонов, в общем – делая что угодно, только не привычный и знакомый вариант.

Приоткрыв глаза ровно настолько, чтобы удостовериться в своём местонахождении, Ник тут же снова опустил ресницы. Пол ходил волнами, постоянно меняя чёткость и окраску, хотя, казалось бы, это просто пол каюты, и ничего подобного происходить с ним не должно…

- Опиши… что происходит. – собственный голос показался ему не менее странным, прыгающая в пределах одного и того же слова интонация почему-то воспринималась таким отвратительным явлением, что он поспешил умолкнуть.

- Да всё интересное уже закончилось. Сначала ты и эта синяя нахалка стояли, глядя друг на друга так, словно так и съели бы, потом она начала дёргаться и хрипеть, как придушенная, и, в конце концов, вы оба отключились. Так что это был за экстремальный вид спорта, и вызывать ли мне похоронную команду?

Не отвечая, Ник попытался встать… ну, хотя бы на колени, а там разберёмся. Твёрдый, несмотря на проблемы со зрением, пол придавал уверенности, но вечно так продолжаться не может. Интересно, что же она там увидела… такого?

Голова не одобрила желания мозга принять вертикальное положение, и при попытке оторвать её, многострадальную, от пола, отозвалась дичайшей болью. Одновременно с этим очнувшееся подсознание заботливо закрутило в бесконечном повторе всё, что довелось увидеть Лиаре Т’Сони. Мол, раз выплыло, то вот вам ваши воспоминания, получите и распишитесь.

- Хозяин, так может это… позвать кого? – это звучало уже почти обеспокоенно. Ник отрицательно (наверное) пошевелил рукой, всё ещё прижимаясь лбом к блаженно-холодному металлопласту. Вставать больше не хотелось, как и шевелиться, и вообще существовать в этой реальности. Хватит. Только не в этой реальности. Только не снова.

«Слишком слабый сигнал. Не улавливаю… ничего не улавливаю. Рассогласование систем. Расчётное время восстановления… запрос обрабатывается…» - свои-чужие мысли, такие привычные, приплывали из туманного далёка и почти не воспринимались сознанием, решившим, что самое время отключиться снова. Желательно, навсегда.

Потому что… действительно нет смысла.

Где-то рядом застонала Лиара. Нет. Нужно встать. Отвести азари в медблок. Слишком хрупкая. Слишком… примитивная.

Убедив себя в том, что сдача примитивной третьему лицу – единственное, что отделяет его от полного и вечного покоя, Ник стиснул зубы и поднялся, тут же привалившись к стене каюты. Наверное, так себя чувствуют после недели непрерывного запоя… хотя сравнивать не с чем. Окружающая обстановка весело станцевала лихой квикстеп, и…

Вторая попытка оказалась, определённо, куда более удачной. Как и операция «поставь азари на ноги при условии, что она в обмороке, а ты вот-вот к ней присоединишься».

А вот коридор, удлинившийся раза в три, оказался почти непреодолимым препятствием. И заодно вымершим в одночасье, хотя в обычное время мимо каюты Спектра не шастал только ленивый. Сейчас же никто даже не поинтересовался, что здесь творится, даже когда Лиара начала заваливаться на бок, в итоге смягчив падение Ника, но, несомненно, заработав ещё парочку кровоподтёков.

- Клянусь духами Палавена! – всплеснула руками Грассия, увидев на пороге живописную композицию.

Лиара, немного пришедшая в себя, повела больным взглядом и простонала:

- Опасность… не верь… Жнец… - после чего снова потеряла сознание, потяжелев, кажется, сразу на два центнера. Турианка кинулась к ней, уложила на ближайшую к двери койку, защёлкала клавишами универсального диагноста.

- Так… так… так… ничего, отлежится… что за наказание! И что она имела в виду? Кто – Жнец?

- Как это - кто?... – довольно отчётливо прошептал Спектр, глядя на Грассию лихорадочно горящими оранжево-красным глазами. – Я… незаметно, что ли?...

- Да варрен лысый вас подери. – метнулась та к нему, не дав в очередной раз повстречаться с полом, и усадила на вторую койку. – Дыши глубже, синий весь… и зачем только я поддалась на уговоры Аленко, да будут духи милостивы к нему… тихая и спокойная работа… угу… как же…

- Ты. Можешь считать себя. Счастливой, – отвернувшись, Ник уставился куда-то сквозь стену. Ничего. Ещё немного, и всё будет кончено. Ещё совсем немного…

URL
   

главная